Единство. Солидарность. Справедливость.

Ульяна Михайлова о профсоюзном митинге, зарплатах бюджетников и росте тарифов ЖКХ — интервью радио «Эхо Москвы в Пскове»

04.05.2017

2 мая в прямой эфир радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) вышел очередной выпуск программы «Эхономика». Его гостем стала председатель Псковского областного совета профсоюзов, депутат Псковского областного Собрания Ульяна Михайлова. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.

Андрей Федоров: Здравствуйте, в эфире программа «Эхономика». 1 мая 2017 года в Пскове в Детском парке состоялся митинг, посвященный Международному дню солидарности трудящихся. Мероприятие провел Псковский областной совет профсоюзов. Кроме того, к нему присоединились политические партии и общественные организации Пскова.

По итогам митинга были приняты две резолюции. Одна из них касается требований псковских садоводов к администрации Псковской области: осуществить переоценку земель садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан на территории региона. Вторая резолюция направлена в адрес президента РФ, правительства, Государственной Думы, администрации Псковской области и Псковского областного Собрания. В ней прозвучали требования обеспечить достойную зарплату и ее индексацию; сохранить действие льгот по оплате ЖКУ, в том числе для работающих и проживающих в сельской местности работников бюджетной сферы. Насколько эффективен такой механизм защиты интересов граждан как протестное движение и митинги и как выстраиваются отношения между администрацией региона, профсоюзами и бизнесом? Подробнее об этом поговорим в нашей программе. Сегодня в качестве эксперта и соведущего у нас выступит Ульяна Михайлова, председатель Псковского областного совета профсоюзов, депутат Псковского областного Собрания. Ульяна, добрый день, спасибо, что пришли.

Ульяна Михайлова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Здравствуйте, Андрей.

Андрей Федоров: Пользуясь случаем, поздравляю вас с прошедшим праздником — 1 мая. Буквально вчера прошли у вас мероприятия. По последним оценкам со стороны полиции около 1000 тыс человек приняли участие в митингах. Сколько по вашему мнению? Часто данные расходятся.

Ульяна Михайлова: По нашим оценкам действительно в начале на митинге было 1000 человек, но в течение всех мероприятий, которые проводили профсоюзы совместно с властями города было в общей сложности около 1,5 тысяч человек. Поэтому мы обоснованно считаем, что 1,5 тысячи человек приняли участие в наших мероприятиях. Мы смогли донести до них свою позицию, распространить сведения о резолюции и провести общение с большим числом наемных работников и членов их семей.

Андрей Федоров: Под этим мероприятием объединились и профсоюзы, и партии. Не было у вас ощущения, что кто-то перетягивает одеяло на себя?

Ульяна Михайлова: Нет, у нас такого ощущения не было. Мы принципиально разные образования в гражданском обществе, с разными целями и задачами. В силу определенных обстоятельств мы соединяем свои ресурсы для достижения целей по защите круга лиц, который мы представляем, но бывают разные ситуации, когда мы не находим взаимопонимания и переходим в форматы работы, предусмотренные законодательством, регулирующим деятельность профсоюзов и партий. Но никакой конкуренции общественно-политической между нами нет. Считаю, что когда мы правильно понимаем особенности работы друг друга, наше взаимодействие дает хороший результат и пользу для людей, интересы которых мы представляем.

Андрей Федоров: А с организационной точки зрения какие-то проблемы были у вас? В последнее время у нас сложно с местами проведения митингов, с получением согласования не всегда все гладко приходит. Но у вас, как я понимаю, все гладко проходит.

Ульяна Михайлова: Видите ли, всегда есть возможность разрешить сложную организационную ситуацию и добиться от органов исполнительной власти разрешения на проведение публичного мероприятия. Все зависит от того, как мы преподносим наше мероприятие: является ли оно строго социально конфликтным, промежуточным, информационным. В данном случае 1 мая мероприятие было сложно тем, что это, с одной стороны, общероссийский праздник, который поддерживается большим числом наемных работников, а с другой — это выходной, причем, третий выходной день. Поэтому он был сложным с точки зрения привлечения населения. С другой стороны никто не снимал с нас обязанности в рамках этого мероприятия формулировать для лиц, уполномоченных решать социально-экономические проблемы, возможности для их решения и в регионе, и на территории всей страны. Мы понимаем, что всегда в составе нашего профсоюзного общества есть люди с разными точками зрения и разными пристрастиями, и нам всегда приходится искать такой формат, который привлек бы наше разностороннее профсоюзное представительство, и мы бы не потеряли его внимание и уважение, и четко могли бы сказать, что выполняем данное нам социальное поручение от всех категорий профсоюзов, присутствующих в Псковской области.

Андрей Федоров: Ульяна, по итогам митинга были приняты две резолюции. Одна касается садоводов. Тема актуальная, она немного потеряла остроту в силу того, что были приняты определенные решения. Но, как я понимаю, меры, предложенные со стороны администрации Псковской области и Пскова, не до конца устраивают заинтересованные стороны, и еще есть почва для продолжения решения вопроса.

Ульяна Михайлова: Безусловно. И в данной ситуации губернатора Псковской области можно оценить как грамотного политика, который своевременно купировал социально-экономический конфликт на короткий период. Все понимают, что проблема, связанная с кадастровой оценкой земель, есть у всех дачников. Все понимают, что речь пойдет о больших деньгах, но фактическая нагрузка на карман потребителя возникнет только в первом квартале следующего года. Поэтому вся тяжесть ситуации может быть осознана в полной мере только тогда. Были объявлены некие решения, которые звучат как «решение проблемы». Но наши профсоюзные активисты, которые представляют интересы данной группы лиц, имеют четкое понимание, что решения о моратории на территории Пскова и снижение налоговой ставки на эти земли надо воспринимать как промежуточные. Это ни в коем случае не должно остановить эту социальную категорию в намерении бороться за свои интересы. А мы со своей стороны считаем нужным предложить им все свои организационные возможности, чтобы данные интересы были защищены. Но когда в СМИ сообщается, что «профсоюзы с губернатором договорились» или «губернатор договорился с представителями НКО, которые объединяют эти группы лиц», то я полагаю, что это не совсем правильно. Надо понимать, что договоренность должна быть достигнута не с нами, функционерами, а с людьми, которые подлежат обременению по данному вопросу. Промежуточно такое решение может быть принято, но, на мой взгляд, даже оно не доделано. Спасибо городу Пскову: на данном этапе на два года проблема будет отсрочена, это дает возможность разработать дальнейшие меры по защите интересов данной категории лиц. Но надо понимать, что у нас 26 муниципальных образований в области и соответствующее решение должны принять еще как минимум 25. На сегодня мы намерены продлить наше профсоюзное давление совместно с нашими профсоюзными активистами, которые входят в состав садоводческих и огороднических объединений, чтобы каждое муниципальное образование приняло решение о снижении налоговой ставки и продлении льготного налогового периода на три года. Мы обсуждали недавно на трехсторонней комиссии целесообразность этой меры. Для нас очевидно, что от пересмотра кадастровой стоимости земель этого назначения уйти нельзя. Вопрос в том, что эффективнее — требовать пересмотра сейчас или рассчитывать на отсрочку уплаты в целом. Но эта отсрочка длиться не менее трех лет, потому что ближайшая переоценка кадастровой стоимости земель по закону может быть только через три года. Отсрочка на два года нас не устраивает. И мы считаем необходимым в конце мая предложить нашим профсоюзными активистам, используя ресурсы облсовпрофа, провести форум садоводов, обсудить данное предложение и принять решение уже от групп представителей физических лиц, которые получили данное обременение в виде налога на этот 2017 год.

Андрей Федоров: И представить решение в администрацию региона.

Ульяна Михайлова. Безусловно.

Андрей Федоров: Но ничто им не помешает положить его в стол.

Ульяна Михайлова: Да, есть такой момент. Но если администрация области содержит в себе грамотный административный аппарат (а я на это рассчитываю), то в преддверие президентских выборов такого произойти просто не должно.

Андрей Федоров: Хорошо, давайте посмотрим на этот вопрос с другой стороны. Деньги, которые будут собраны в виде налогов на земли садоводов, пойдут в муниципальные образования региона. На эти деньги муниципальные образования смогут провести какие-то мероприятия, а в районах, как известно, с бюджетными деньгами всегда туго. И эти средства могли бы стать для них серьезным подспорьем. Я к чему это говорю? Нет ли у вас опасения, что все муниципальные образования не согласятся с вашим предложением и предпочтут получать сборы в виде налогов?

Ульяна Михайлова: Такое опасение есть, но вопрос в том, насколько реален этот налог по сбору. Мы же с вами не должны исключать варианта, что основная масса граждан, которые рассчитывают на снижение этого налога, — это либо пенсионеры, либо инвалиды, и обработка земельных участков для них является способом получения дохода и жизненной необходимостью. Я в принципе сомневаюсь, что какой-то увеличенный плановый сбор реален. Потому что, на наш взгляд, надо учитывать при планировании увеличения налогового обременения реальную покупательскую и доходную способность населения региона.

Андрей Федоров: То есть люди просто не смогут платить эти суммы.

Ульяна Михайлова: Не смогут, на мой взгляд. Понятно, что не все — кто-то сможет такое бремя нести. Но мы располагаем статистикой, которую нам предоставила общественная организация, объединяющая эту категорию лиц, по которой основная масса заинтересантов такую плату вносить не сможет.

Андрей Федоров: Ульяна, что касается других требований, которые звучали на вашем митинге. Одно из них касается индексации зарплат бюджетников. На мой взгляд, проблема острая, потому что наполнение бюджета у нас оставляет желать лучшего, и все срочные моменты решаются за счет урезания бюджетников. В этой связи ваш лозунг «За достойную зарплату!» понятен. Но что такое «достойная зарплата»?

Ульяна Михайлова: Вопрос по зарплатам бюджетников в первом квартале 2017 года встал крайне остро. И я хочу напомнить, что схема профсоюзного объединения строится по принципу «снизу вверх». Поэтому вне зависимости от того, разделяем мы эту позицию или нет, понимаю ли я экономическую ситуацию в регионе или нет, я буду делать ровно то, что поручили мне профсоюзные структуры в регионе. А о том, что проблема острая (и мы это достаточно ярко продемонстрировали), говорит статистика. За первый квартал 2017 года проведено 20 пикетов, 4 митинга плюс еще 5 иных разных форм, в том числе сбор подписей. Все это говорит о том, что указ президента в части увеличения зарплат бюджетников не исполняется. При этом нам не найти состыковок и понимания с органами исполнительной власти в части того, что так манипулировать цифрами, как это сейчас делают они, нельзя.

Андрей Федоров: То есть эти цифры не соответствуют реальности?

Ульяна Михайлова: Абсолютно. И это достаточно легко вычисляется. Первая проблема, о которой мы заявляли, — это включение сельских льгот (тех самых 1100 рублей, которые получают наши сельские труженики) в фонды оплаты труда и в статистический учет размера и роста заплаты. То есть таким образом у достаточно большой армии работников искажаются сведения по зарплате. Это почти 1000 медработников, 2500 педагогических работников, почти 500 работников социальной сферы, которые являются получателями этой льготы. Она включается в фонд оплаты труда и ее представляют нам как часть размера средней зарплаты. И президентский указ в части роста зарплат бюджетников во многом исполнен именно за счет этой коварной методики включения льгот в фонд оплаты труда. Второе наше требование — индексация должностных окладов. Это тот механизм, который является сегодня единственным законным и обеспечивающим рост зарплаты всем — пусть на 500 рублей, 100 рублей, но всем, то есть обеспечивает приближение размера зарплаты хотя бы к какому-то уровню инфляции на территории региона и страны в целом.

Радиослушатель: Добрый день, меня зовут Николай. Дело вот в чем. Мне представляется, что у нас в Псковской области недооценена роль такого хорошего рычага как петиция. Митинги, протесты и так далее — это все крайние меры, а в Псковской области, в принципе, многие проблемы можно решать путем петиций. Ульяна Александровна грозилась законопроект внести о гражданских инициативах, коммунисты такой законопроект внесли, но если его принять в том виде, в котором они написали, то Псковская область вообще никогда не увидит петиции — составить ее будет невозможно. Я почему так ратую за петицию — потому что она обязательна к рассмотрению. А вот рассмотрят ли резолюцию митинга или не рассмотрят — это еще неизвестно. И потом, если по петиции принято решение, которое не удовлетворяет тех, кто ее написал, это решение можно опротестовать в суде. Не вышло в суде — тогда можно идти на митинги. Но у нас это выпало. Я хочу, чтоб у нас в области был грамотный, хорошо прописанный закон о петиции. Ее можно подавать на волостной, муниципальный, региональный уровень. Нужен хороший закон, в котором все должно быть прописано — как составлять петицию, как подписанты могут узнать о результатах ее рассмотрения…

Ульяна Михайлова: Идея о гражданских инициативах в Псковской области очень здравая с точки зрения обязанности рассматривать коллективные обращения граждан всеми субъектами, которые обладают правами законодательной инициативы. Наша первая попытка повзаимодействовать с органами исполнительной власти в части одобрения этой концепции и внесения данного законопроекта в областное Собрание не увенчалась успехом. Мы предложили концепцию такого проекта закона, где группа граждан обладает законодательной инициативой. Действительно, если оценить нашу идею по существу, то она фактически неисполнима. Сегодня у нас родилось второе предложение в адрес власти. То есть мы предлагаем создать гражданскую инициативу в форме обязательного ее рассмотрения всеми депутатами областного Собрания в рамках парламентского часа и параллельно с обратной реакцией со стороны администрации области. Тогда, по крайней мере, если группа граждан, которая проходит путь регистрации своей инициативной группы, создает либо проект закона, либо поправки в действующий закон, депутаты услышат об этой идее. Но тут самое главное — кто должен за эту идею проголосовать? Партия «Единая Россия». Если они поддержат эту идею, тогда она будет воплощена. Но если внести её сейчас, имея отрицательную позицию со стороны администрации области по предыдущим аналогичным нашим предложениям, каков будет итог?

Андрей Федоров: То есть время еще не пришло.

Ульяна Михайлова: Не пришло. Не тот еще накал. Поэтому мы снова заводим данную идею в обсуждение в адрес «Единой России», в адрес общественных организаций, которые работают с широким кругом лиц, и в короткие сроки предпримем попытки, чтобы администрация области нас услышала. Ведь есть очень большие плюсы в том, чтобы группа граждан, готовых предлагать какие-то идеи, могла выйти на широкий круг чиновников и депутатов. Во-первых, возможно, от них прозвучит что-то действительно здравое. Во-вторых, это позволяет органам власти отреагировать и вовремя поправить свои неправильные действия. Например, неправильно поступили с садоводами, неправильно провели кадастровую оценку земли, а если бы все обсудили до, а не после, возможно, не последовало бы шагов, которые повысили конфликтность в регионе.

Андрей Федоров: Я несильно искушен в бюрократических процессах. А почему нужна обязательно петиция? Сейчас человек ведь может письменно обратиться хоть в администрацию президента с предложениями и претензиями и, насколько я понимаю, ему обязательно ответят.

Ульяна Михайлова: Ответят-то ответят, но кто? Чиновник третьего уровня. А тут нам надо, чтобы эту инициативу в обязательном порядке рассмотрели лица, которые обладают правом законодательной инициативы. Поэтому правильный формат надо отрабатывать. Мы с вами получим формальный ответ: «да, рассмотрели, спасибо, приняли во внимание». А кто рассмотрел, какая реакция последует? Мы об этом не узнаем никогда. То есть, может, и узнаем, но результата не будет. В случае с петициями все более прозрачно. Есть инициативная группа — они себя регистрирует, создает идею, ее описывает по определенным правилам, собирает подписи поддержки и вносит на уровень лиц, которые обладают либо правом законодательной инициативы, и те в обязательном порядке с этой идеей ознакомления и на нее реагируют. Считают необходимым поддержать идею — создают рабочую группу и разрабатывают проект закона. Не считают необходимым поддержать — по крайней мере, могут сказать: «Ребята, мы вас предупреждали».

Андрей Федоров: Про уровень зарплат мы с вами говорили, остановились на том, чтобы индексация все-таки была. Теперь хотел бы затронуть вопросы безработицы. Этот тоже один из ваших приоритетов, с которым вы боретесь, и есть прямая связь между непривлекательностью зарплат бюджетников и тем, что все меньше людей хотят работать в этой сфере. Специалистов в области медицины, образования, социальной сферы не хватает.

Ульяна Михайлова: Безусловно. Самый острый вопрос — это специалисты в сфере здравоохранения. Когда через 2 — 3 года из этой сферы уйдет поколение пенсионного возраста, наступит коллапс. Это же касается и педагогической сферы. Ситуация в Пскове и Великих Луках получше. Но дальше умирание этих направлений пойдет само по себе. Много вы найдете работников социальной сферы при средней зарплате в 11 — 12 тысяч рублей? И за эти деньги люди отрабатывают по 40 часов рабочего времени в сложной социально-психологической зоне. Работники культуры — это вообще темный лес. Мы когда проводили сверку статистических данных по зарплатам совместно с Госкомитетом по культуре Псковской области, то так и не поняли: как они нарисовали цифры, свидетельствующие о якобы выполнении указа президента по росту зарплат работников культуры в Псковской области? Разница в цифрах очень существенная. Если нам показывают, что они выполнили данные указы в полном объеме на территории региона в 2016 году, то, по нашим сведениям, в среднем не выполнил никто кроме Пскова и Великих Лук. При этом расхождение в размерах зарплаты идет процентов на 20 — 25.

Радиослушатель: Здравствуйте, меня зовут Анатолий Степанович. Я работаю в здравоохранении. Вопрос по путевкам в санатории, которые дает облсофпроф. Для нас это самая настоящая отдушина — получить путевку в Хилово или в Череху за полцены. Помнится, раньше облсовпроф еще выдавал сертификаты на санаторный отдых. Будут ли они в этом году? Я почему спрашиваю? Потому что у меня зарплата 10 — 12 тысяч, и чтобы взять путевку даже за полцены на 14 дней, мне надо будет работать больше месяца. А сертификат, конечно, очень много для нас значит и выручает бюджетников.

Ульяна Михайлова: Действительно наша организация реализует программы, связанные с санаторно-курортным лечением членов профсоюзов в Псковской области. И сертификаты в обкомах есть, поэтому вам необходимо обращаться к ним. С 1 апреля они уже действуют. Стоимость сертификата составляет 4 тысячи рублей: 3 тысячи рублей оплачено облсовпрофом и 1 тысяча рублей — областной организацией отраслевого профсоюза. Член профсоюза получает такой сертификат, приносит его в санаторий и таким образом получает удешевление своего лечения на 4 тысячи рублей. Также у нас сохраняется 50-процентная скидка на оздоровление всем членам профсоюзов в нашем санаторно-курортном комплексе. По этой же цене дополнительно с этого года имеют право заезжать и дети с 4 лет. Но они имеют право получать лечение при заезде с родителем — членом профсоюза.

Андрей Федоров: То есть, чтобы получить сертификат, надо быть членом профсоюза и еще при этом внести какой-то весомый вклад?

Ульяна Михайлова: Да. Для нас активный вклад — это быть в составе коллегиальных органов первичных организаций, входить в состав профсоюзного комитета, осуществлять профсоюзные поручения, которые дает комитет. Также у нас есть программа «Проф-релакс», в соответствии с которой члены профсоюза получают 6 дней санаторно- курортного лечения за 4800 рублей, из которых 2400 платит облсовпроф. Это несколько сокращенная программа, но, как показала практика, у медиков она самая востребованная, так как их более чем на 6 полных дней, как правило, не отпускают работодатели в силу того, что они являются незаменимыми специалистами. С 1 апреля, еще раз повторю, все программы действуют. Ждем ваших заявок в областные организации профсоюзов, а облсовпроф, в свою очередь, готов нести свое финансовое бремя в полном объеме.

Андрей Федоров: Оптимистично. Ульяна, совсем скоро, с 1 июля, у нас произойдет очередное повышение тарифов на ЖКУ. Понятно, что оптимизма гражданам это не добавит. Может, профсоюзы проводят какую-то работу против повышения тарифов? Может, у вас есть предложения, как сохранить тарифы на прежнем уровне или увеличить доходы населения, чтоб это повышение не было для них столь серьезным?

Ульяна Михайлова: Понятно, что политические заявления, требования о неповышении тарифов мы делаем — с нами даже партии в этом плане не сравнятся. Но на итоговый результат мы смотрим реально. На сегодняшний день ни одна инстанция Псковской области не может предсказать в абсолютных цифрах, сколько рублей с 1 июля 2017 года добавится в нашей квитанции. Есть только примерные расчеты. Но повышение тарифов на ЖКУ будет больше, чем фактически предлагаемая администрацией области индексация должностных окладов работников бюджетной сферы. Это минус.

Андрей Федоров: Согласен. Сначала высокие люди в правительстве говорили, что повышение тарифов ЖКХ будет ниже уровня инфляции, а на днях министерство экономического развития уже осторожно предположило, что, возможно, немного выше.

Ульяна Михайлова: Да. А, учитывая что мы с вами живем в реальном мире, наиболее вероятен именно этот прогноз. Относительно сдерживания тарифов на ЖКХ: фактически этот рост остановить невозможно. Единственный прецедент, когда удалось смягчить этот вопрос, произошел в Новосибирске: там при прогнозе роста тарифов на 15% в результате мощной протестной волны с участием системной и вне системной оппозиции, путем борьбы со стороны профсоюзов удалось добиться того, что этот прогноз с таким неимоверным ростом не состоится. В Псковской области тарифы на ЖКХ попали в сферу профсоюзного внимания под углом определения льготной категории лиц, которым возможно предоставить либо расширить льготу по капремонтам. Сегодня от профсоюзов на территории региона громко звучит, что необходимо в полной мере реализовать льготы для лиц 70, 80 лет, а не так, как у нас поставлено сейчас: «Вы выбираете какую-нибудь льготу: либо эту, либо ту. Либо на коммуналку скидку сделаем, либо на лекарства». Второй момент, который определенно попал в сферу нашего внимания — это расходы на общедомовые нужды. Это тоже серьезная проблема. И мы полагаем, что перспективнее бороться за рост доходов населения, чем требовать снижения роста тарифов на территории нашего региона. В этой связи мы думаем, что реально замахнуться на дополнительные требования. Ведь понятно, что индексация должностных окладов бюджетников на 2% никого не устраивает. Мы опять проехали часть районов, проводим встречи с профактивом: смеются люди! Некоторые даже шутят: «Давайте мы обратно в администрацию области эти 2% будем отправлять». Хотя в трех муниципальных образованиях нас поблагодарили и сказали: «Остановитесь в отношении нас и больше не втягивайте нас в свои коллективные действия. Нас устраивает 2% — получается добавочка в 200 рублей ежемесячно, боритесь теперь за 2017 год». А перспективно было бы замахнуться на рост в 4,5%. Это официально прогнозируемый рост инфляции, который будет установлен по результатам третьего квартала. Поэтому еще раз повторю: по нашему мнению, повышение уровня доходов населения – это на данном этапе более перспективное требование, которое можно довести хотя бы до какого-то результата, а не просто сделать общественно-политическое заявление.

Андрей Федоров: Разумно. Насколько я знаю, ежегодно в Псковской области подписывается трехстороннее соглашение между администрацией региона, профсоюзами и работодателями.

Ульяна Михайлова: Раз в три года.

Андрей Федоров: В частности, вы поднимаете вопросы оплаты труда. Тем не менее, несмотря на эти соглашения, не все предприниматели идут навстречу. По-моему, в конце декабря 2016 года соглашение касалось МРОТ.

Ульяна Михайлова: А тут все просто. Мы создали более-менее приемлемое соглашение для всех, но, поверьте, ни одну из трех сторон его содержание не устраивает полностью. Нам удалось зафиксировать точку МРОТ в размере 11 450 рублей, хотя работодателям удалось настоять на том, что зарплата не ниже этой суммы будет выплачиваться основному персоналу хозяйствующего субъекта. Органы исполнительной власти выполнили обязательства и подписали хоть какое-то соглашение по МРОТу.

 Сложность ситуации заключается в том, что было очень непросто после стольких лет переговоров его подписать. А простота — в том, что (прошу прощения, если по памяти не так назову) только 30 работодателей отказались присоединиться к этому соглашению. Все остальные присоединились. И в этой части наибольшую сложность теперь представляет требование о его исполнении. Но попробуй теперь отследить всю массу работодателей, не исполняющих соглашение, и понудить его исполнить! Притом, что нам, по линии профсоюзов, было бы проще это сделать. По нашей линии в организациях соглашение везде исполняется. А вот что делать с теми хозяйствующими субъектами, которые попали под действие соглашения, не отказались к нему присоединиться, но там нет профсоюзных организаций? Кто сможет проверить их в автоматическом режиме? Государственная трудовая инспекция и прокуратура делают только по заявлению, если есть жалоба от конкретного работника. Мы туда зайти не можем, потому что там нет профсоюзной структуры. Администрация области в каком-то веерном режиме охватить всех, проследить за всеми тоже не может. В этом и заключается минус всей это работы. По своим организациям мы выполнили контроль, а как контролировать ситуацию там, где нет профсоюзных первичек, эффективного механизма нет.

Андрей Федоров: Может быть, все-таки есть эффективные механизмы на государственном уровне?

Ульяна Михайлова: Только по заявлению. Если граждане жалуются, то по заявлению осуществляется контроль за размером и структурой начисления зарплаты. Если заявления нет и работник не жалуется, никто не может ни по какой информации получить об этом сведения.

Андрей Федоров: Понятно. А вот что касается налоговых сборов в бюджет. Сейчас декларируются возможные варианты развития событий, в том числе увеличение подоходного налога, изменение в оплате со стороны работодателей… Как вы видите развитие ситуации? Какая схема наиболее правильна? Не повлечет ли это за собой рост «серых» доходов и зарплат в конверте?

Ульяна Михайлова: Когда принимался подход об НДФЛ 13%, идеологическое обоснование, в том числе законодательное, состояло именно в борьбе с зарплатами в конвертах. И от дифференцированной системе налогообложения ушли на 13%. На какой-то период это действительно выровняло проблему «серых» зарплат, но к этой ситуации работодатели адаптировались и через какой-то период опять перешли на зарплату в конвертах. Сегодня есть позиция профсоюзов РФ, что надо опять уходить на дифференцированную систему и на стадии перехода, контроля уплаты налогов произойдет выравнивание, то есть уменьшится объем зарплат в конвертах. Если это будет адекватная шкала. Мы-то рассчитываем, что 13% не будет минимальным процентом отчисления. Но что на самом деле будет, пока непонятно. Как это будет транслировано в правительстве? Одно я могу сказать определенно: добавка налогового бремени результата не даст. Когда тебе подняли кадастровую стоимость объектов недвижимости, когда тебя до 2022 года переведут к полной процентной ставке уплаты налога физических и юридических лиц, когда тебе еще добавят НДФЛ, отчисления в негосударственные фонды, кто же это выдержит? Будут искать другие схемы. Никто не отменял правило, что налоговое бремя должно быть реальным.

Андрей Федоров: Один из вариантов ухода от такой «реальности», когда заставляют платить больше, — это категория самозанятых граждан, которые не всегда официально оформлены. Но, наверное, это не ваша целевая аудитория, потому что профсоюзы работают с официально трудоустроенными. Тем не менее, президент давал поручение вывести самозанятых из тени, чтоб они платили налоги, но по льготной схеме. На мой взгляд, это может привести к росту социальной напряженности. Потому что сюда относится значительная часть населения: гаражный сервис, продавцы, перепродавцы. Как учесть все интересы, чтоб и население не закопать еще больше в землю, и чтоб доход в бюджет пошел?

Ульяна Михайлова: Считаю, что до того момента, как президент России не сможет объявить, что на территории страны кризис миновал и мы переходим в стадию реального экономического роста, самозанятое население трогать нельзя. Это люди, которые, слава тебе Господи, хоть как-то получают доходы, обеспечивая себя в плане элементарного содержания, и поверьте, там нет сверхдоходов. Это не та категория, которая ворочает миллионами или миллиардами. И если начать ее поддавливать сейчас, не предлагая адекватной социальной защищенности, это действительно только усилит социальное напряжение и сложности с трудоустройством. И я более чем убеждена: их не вычислишь. До сих пор не смогли решить проблему зарплат в конвертах, потому что есть две заинтересованные в этом стороны. Поэтому, если наседать на самозанятых, это будут просто реально бессмысленные организационные и экономические затраты, а результат, скорее всего, будет не адекватен сделанным на этапе кризиса вложениям.

Андрей Федоров: Какие мероприятия планирует облсовпроф в ближайшее время и на какие моменты вы хотите обратить внимание?

Ульяна Михайлова: У нас есть несколько сфер ответственности — активизация переговоров по соглашению о МРОТ, завершается действие трехлетнего соглашение о взаимодействии администрации, облсовпрофа и работодателей — это май-июнь по срокам. 5 мая наши коллегиальные органы соберутся и определятся, что делать дальше и какие требования выдвинуть на 4 квартал 2017 года и на весь 2018 год. И у нас осталось две очень важных для нас недоработанных темы. Это майский форум с садоводами, который мы намерены провести, и июньский форум по проблемам тарифов ЖКХ, чтобы определиться с общественностью, как эффективно сложить наши усилия, чтоб нам было реально нести это коммунальное бремя.

Андрей Федоров: Прекрасные планы. Будем надеяться, что все они будут реализованы. Спасибо большое, желаю вам в дальнейшем так же отстаивать интересы населения, особенно бюджетников. Спасибо, до свидания.

Ульяна Михайлова: До свидания, Андрей и уважаемые радиослушатели.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

169 просмотров