Единство. Солидарность. Справедливость.

Ульяна Михайлова в программе «Эхономика»: Об игре в прятки, пределах добра и зла и черном цвете судьбы «Моглино»

29.10.2018

Гостем очередного выпуска программы «Эхономика», который вышел в прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) 23 октября, стала председатель Псковского областного совета профсоюзов, депутат Псковского областного Собрания Ульяна Михайлова. В ходе часового эфира ведущий Константин Калиниченко обсудил с ней широкий круг вопросов актуальной региональной и федеральной социально-политической повестки, в том числе проблему индексации заработной платы бюджетников в регионе, взаимодействие работников, работодателей и власти в целом. Также разговор шел об уровне жизни псковичей, социальном самочувствии трудящихся в различных отраслях народного хозяйства. Предлагаем вашему вниманию видеотрансляцию беседы.

Константин Калиниченко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. На волнах радио «Эхо Москвы» в Пскове» программа «Эхономика». Гость сегодняшнего эфира достаточно частый гость нашего эфира председатель Псковского областного совета профсоюзов, депутат Псковского областного Собрания Ульяна Михайлова. Ульяна Александровна, добрый день.  

Ульяна Михайлова: Здравствуйте, Константин. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

Константин Калиниченко: Затронем мы сегодня достаточно широкий круг вопросов наиболее  актуальной региональной и федеральной социально-политической повестки, поговорим об индексации заработной платы бюджетников в регионе. Подходит время планирования федерального и регионального бюджетов. Обсудим систему социального партнерства в регионе, поговорим о том, как сегодня выстраиваются взаимодействие работников, работодателей и власти в целом. Поговорим об уровне жизни псковичей (хотя, что говорить, мы этот уровень видим), про социальное самочувствие трудящихся в различных отраслях народного хозяйства. А начать предлагаю с одной из наиболее острой и, я бы сказал, вечной проблемы с индексации заработной платы бюджетникам. Ситуация, как я понимаю, очень непростая. Государство не торопится выполнять ранее взятые на себя социальные обязательства. Я правильно понимаю ситуацию?

Ульяна Михайлова: Знаете, Константин, здесь возникает вопрос: а что подразумевать под взятием государством на себя таких обязательств? Мы в течение 2018 года выстраивали переговорный процесс не только в Псковской области, а также на территории всей страны и в рамках российской трехсторонней комиссии. Конечно, вопросы увеличения зарплаты работников бюджетной сферы являются основными хотя бы потому, что на территории Российской Федерации государство является основным работодателем. Уровень зарплаты работников бюджетной сферы по сути определяет уровень заработной платы других работников в других отраслях. Мы вели переговорный процесс  в течение 2018 года, инициировали его, привязали первый свой шаг к двум, на мой взгляд, экономически важным событиям. Первое, это увеличение минимального размера оплаты труда с 1 мая 2018 года  до уровня 11 тысяч 163 рубля. Второе событие, которое, собственно, мы считаем важным — все последующие индексации, которые привели к увеличению зарплаты работников неквалифицированного труда и не увеличению  зарплаты специалистов различных категорий.  В результате чего молодой специалист с высшим образованием, приступив к выполнению  своих функций, получал зарплату такую же, как и работники вспомогательной деятельности, работники неквалифицированного  труда. Это, как вы понимаете, серьезно демотивирует. И мы начали этот переговорный процесс, предоставив расчеты, продемонстрировав это несоответствие систем оплаты труда по отраслям. Здесь надо отдать должное моим товарищам — профсоюзным активистам здравоохранения, образования, культуры, сферы социального обслуживания, которые проявили активность в надежде на то, что индексация должностных окладов будет. Сначала рассчитывали индексацию должностных окладов. Именно индексация должностных окладов позволит обеспечить вот эту разницу в уровнях  заработной платы. Мои товарищи полагали, что такая индексация произойдет 1 сентября. Но 1 сентября этого не произошло, хотя протокольно фиксировалось мнение администрации области в лице участников региональной трехсторонней комиссии, что все считают, все такую возможность рассматривают. Везде предварительно было дано вроде как даже согласие на такую индексацию в здравоохранении, в культуре, в соцзащите, в  образовании, которое шло в таком, несколько параллельном переговорном процессе… Там с самого начала управление образования заявляло, что этих денег на индексацию нет. И возникал вопрос, как обеспечить такую возможность.

Константин Калиниченко:  То есть формально они были не против, но вопрос наличия денег…

Ульяна Михайлова: Да, стоял вопрос изыскания денежных средств. Даже рассматривался такой вариант, чтобы сначала проиндексировать зарплату отдельно в здравоохранении, в культуре, в соцзащите, а в образовании — с 1 января 2019 года. Но 1 сентября никому не проиндексировали. Мы 25 сентября получили ответ от государственного финансового управления о том, что по сути эта индексация в этом году  и не может быть произведена в виду отсутствия финансовых возможностей  региона. Там был дан целый комплекс ответов. И сегодня в администрации области рассматривают индексацию на неизвестный нам размер с 1 января 2019 года.

Константин Калиниченко: Может быть, цифра индексации совершенно номинальная какая-то,  несущественная, чисто для статистики.

Ульяна Михайлова: Ее вообще может не быть. Сегодня было заседание президиума Псковского облсовпрофа, на нем реально с обоснованным отчетом выступила мой заместитель Партхаль Надежда Леонидовна. Она доложила, как идет переговорный процесс на уровне РФ, сообщив нам, что сегодня на уровне РФ где-то рассматривают индексацию должностных окладов, где-то заработных плат — на уровень 6% с 1 октября 2019 года. Резонно возникает вопрос, будет ли дано согласие министерством финансов (ведь всё сейчас согласуется с минфином), на индексацию должностных окладов на территории Псковской области с 1 января? На сегодня это неизвестно.

Константин Калиниченко: Ульяна Александровна, насколько мне известно, министерство финансов  чуть ранее отказало нашему региону в увеличении объемов расходов  по социальным направлениям. Эта новость, если мне память не изменяет, сентябрьская.

Ульяна Михайлова: Сентябрьская.

Константин Калиниченко: Что это означает? Ну, понятно, что Псков не в приоритете у Москвы. Означает ли это, что индексации в принципе не стоит ждать? Заранее выставляем такую заниженную планку.

Ульяна Михайлова: Речь об индексации льгот, связанных с трудом. Мы конкретно говорили об индексации двух видов выплат – это компенсация за коммунальные платежи ветеранам труда и компенсация за ЖКУ специалистам, работающим и проживающим в сельской местности. Причем относительно работающих и проживающих в сельской местности есть 2 вопроса: собственно индексация этой суммы компенсации за ЖКУ в 1100 рублей за ставку заработной платы и отмена зависимости объёма этой выплаты от нагрузки на работника. Потому что у нас сегодня, если специалист на селе работает на 0,5 ставки или на 0,75 ставки, то он пропорционально меньше получает и эту коммунальную доплату. Министерство финансов по сведениям финансового управления области отказалось согласовать увеличение финансовой нагрузки по данной статье, по социальным обязательствам. Сегодня мы этот вопрос тоже рассматривали. У нас в стране 72 дотационных региона. Смеем предположить, что все они также находятся в соответствующих соглашениях с министерством финансов.

Константин Калиниченко: Примерно в той же ситуации.

Ульяна Михайлова: В той же ситуации. Если у нас бюджет может двигаться в рамках имеющихся сумм, в рамках доходов, которые уже изначально исторически  сложились для данного региона, то какие-то небольшие шаги по индексациям происходят. Если нет, то требуется согласование с минфином. Мы сделали вывод, что самостоятельно с этой проблемой в Псковской области не смогут бороться ни профсоюзы, ни работники отдельно от профсоюзов, ни просто активные граждане. Приняли решение обратиться в адрес Федерации независимых профсоюзов России и ЦК отраслевых профсоюзов, чтобы они скоординировали общероссийские действия. Именно по работе с этим механизмом, таким обезличенным и безапелляционным, на который неизвестно как влиять, неизвестно — как убедить министерство финансов пересмотреть вопрос о финансировании социальных статей в дотационные регионы. Вот этот процесс пока является для нас по сути слепой зоной. 

Константин Калиниченко: Вопрос подвешенный. Очевидно.

Ульяна Михайлова: Да. Приняли решение попробовать скоординировать всех, обратиться ко всем: и в адрес региональных совпрофов, которые в аналогичных ситуациях находятся,  и в адрес 4-х бюджетных профсоюзов в таких регионах, в адрес образования, здравоохранения, культуры, соцзащиты, в адрес Федерации независимых профсоюзов России с единым или единообразным ходатайством, требованием, просьбой, чтобы нас скоординировали. Чтобы данный вопрос: как нам преодолевать этот барьер переговорного процесса — проходил в общероссийской кампании.

Константин Калиниченко: Ульяна Александровна, возвращаясь к вопросу поэтапной индексации, известно, что имелись договоренности с прежней администрацией области, администрацией Андрея Турчака. Они достаточно давние. Договоренности достигались в момент когда, мягко говоря, мы понимали, что бюджет региона не может себе позволить  определенные вещи, да и бюджет РФ не сильно может помочь. Должны были предприниматься определенные шаги и т.д. по индексации. Я правильно понимаю, что новая администрация, скажем так, не выполняет эти договоренности?

Ульяна Михайлова: Опять хочу обратить ваше внимание на форму, в которой эти договоренности в свое время фиксировались в рамках заседаний региональной трехсторонней комиссии, в рамках регионального  трехстороннего соглашения, которое вроде бы в том же тексте переподписано  новыми лицами, то есть составом трехсторонней комиссии. Там звучит фраза, что заработная плата работников бюджетной сферы подлежит индексации. С предыдущей администрацией по сути не было проблем с тем, чтобы эту индексацию производить ежегодно. Если вы помните, мы всегда спорили о месяце, когда начать.

Константин Калиниченко: Да.

Ульяна Михайлова: То есть мы всегда спорили с 1 января, администрация рассчитывала свою какую-то схему индексации. Когда-то начинали после первого квартала, когда-то с 1 октября, но всегда в этом году индексация была. 2018-й год в целом  прошел без индексации за исключением только лишь одной категории, это работники муниципальной сферы. Им проиндексировали летом должностной оклад. Вся эта процедура была достаточно длительная, но эта категория работников соответствующую индексацию получила. Здесь важно понимать, что им не индексировали давно. Есть политическая версия моих товарищей, сводящаяся к тому, что индексация была произведена накануне выборов на территории Псковской области, чтобы вызвать лояльность у данной категории работающих. Тем не менее, действие было совершено, оно носит положительный характер. В отношении работников образования, здравоохранения, культуры и социального обслуживания  пока мы понимания не нашли. Индексация их должностных окладов в этом году еще не произошла.

Константин Калиниченко: И соответственно, понимание о том..

Ульяна Михайлова: …когда будет и в каком размере у работников на данном этапе нет…

Константин Калиниченко: Хорошо. А как в целом обстоят на ваш взгляд дела в рамках трехсторонней комиссии? На каком уровне находится там диалог и есть ли этот диалог вообще?

Ульяна Михайлова: Если сравнивать уровень переговорного процесса с другими дотационными субъектами РФ, у нас достаточно хорошее общение. В каком плане? Мы формируем повестку, наши социальные партнеры формируют повестку, мы вносим ее, рассматриваем, никто никого не перебивает, за пределы зала, где проходит переговорный процесс, не выгоняют, хотя в свое время такие сюжеты были и у нас здесь на территории Псковской области. Мы четко сегодня усвоили такую вещь. Учитывая схему взаимоотношений бюджета Псковской области с министерством финансов, добровольно, в рамках понимания, что надо индексировать должностные оклады, надо индексировать льготы, переговорный процесс не завершится. Необходимо какое-то действие, которое покажет, что вот есть категория работников, которым не индексировать просто нельзя. Надо действовать от имени данных работников. У нас очень хорошо в рамках трехсторонней комиссии проходит обсуждение состояния здоровья. У нас есть ресурсы, и Псковский областной совет профсоюзов в лице своих учреждений несет существенную нагрузку по оздоровлению жителей Псковской области  — членов профсоюза.

Константин Калиниченко: Санаториями..

Ульяна Михайлова: Да. Здесь у нас хороший вклад, неконфликтная тема. Здесь у нас  есть  четкое понимание, мы торжественно все свои ресурсы складываем и смотрим, каковы наши совместные результаты. У нас сейчас, скорее всего, хорошо пойдет взаимодействие по оценке квалификаций работников. Учитывая, что единый тарифный квалификационный справочник потихоньку уходит в историю, у нас возникает новая система оценки квалификации, новые квалификационные требования, они называются по-разному. Это серьезный методический пласт, в пределах которого у нас хорошие  взаимоотношения с администрацией области, с объединением работодателей. В данном вопросе хорошим партнером выступает и наш университет, и профсоюзы в целом. Но как только мы доходим до денег, конечно, возникает высокая вероятность ухода в социальный конфликт

Константин Калиниченко: Просто потому что, как говорил наш премьер-министр «денег нет».

Ульяна Михайлова: Денег нет, да. Но тут есть моменты, которые не понятны работникам. Нас возмущает, почему администрацию области в лице должностных лиц и объединения работодателей удивляет, что работники требуют увеличения заработной платы. На мой взгляд, это совершенно логично. Второй момент: работники сами по себе, трудовые коллективы – это большой ресурс. Если, как мы сегодня видим, проблема возникает в том, что минфин, правительство РФ не выстраивают грамотные взаимоотношения с дотационными регионами, то данный ресурс тоже можно направить в это русло. И помочь всем под коллективным давлением  с использованием усилий трудовых коллективов повлиять на минфин, чтобы они пересмотрели эти правила  и условия соглашений. А с нами пробуют играть в прятки. Мы с трудом получаем документы, у нас, кстати, до сих пор текста соглашения этого нет. В свое время, когда мы его запрашивали в управлении финансов, нам прислали только выдержки из данного соглашения, а что там в промежутках неизвестно. Данный документ оказывается документом секретным. На каких условиях и на какой срок он подписан, неизвестно.   Как его пересматривать, тоже непонятно.

Константин Калиниченко: Ульяна Александровна, если говорить о бюджетных отраслях, которые вы некоторое время назад перечисляли, в какой из отраслей наиболее остро стоит вопрос индексации заработной платы: культура, образование, соцзащита?

Ульяна Михайлова: На мой взгляд, сегодня наиболее высокий уровень ощущения социальной несправедливости находится в среде народного образования и науки, у наших педагогических работников. Несколько недель подряд по выходным мы осуществляли работу с большим количеством профсоюзного актива, у нас есть такие специальные программы профрелакса, социально-психологической реабилитации, когда мы все – сотрудники Псковского облсовпрофа, имеем возможность общаться с большими группами педагогических работников, по 20- 40-60 человек. Они все говорят о том, что у педагогических работников сегодня наивысший уровень недовольства структурой и размером зарплаты. При этом, как один,  все заявляют, что настолько сложно, настолько непонятно сегодня выглядит система компенсационных и стимулирующих выплат, а стимулирующие выплаты сегодня связаны с персональным хорошим отношением  со стороны работодателей, что мы, составляя требования об изменении системы оплаты  труда, в первую очередь, ориентировались на мнение педагогических работников.

Константин Калиниченко: Если, грубо говоря, рядовой педагог не дружит с директором школы…

Ульяна Михайлова: … Скорее всего, он стимулирующую выплату  не получит, потому что высока степень влияния на фактор распределения  этой стимулирующей выплаты. В критериях стимулирующей выплаты фактически отсутствуют показатели в труде: хочу дам, хочу не дам, дам за это, дам за то.

Константин Калиниченко: Фактически премия. Нет каких-либо оснований требовать ее как обязательную выплату.

Ульяна Михайлова: Как обязательную выплату при выполнении определенных показателей, вот в чем там сложность. Уровень заработной платы работников культуры всегда был ниже, чем в целом в бюджетной среде, но сегодня есть такие движения, связанные с выполнением указов президента в данной категории работников. Степень обращения работников культуры  в облсовпроф в этом году существенно снизился по сравнению с 2017 годом. На этой неделе к нам на программу социально-психологической реабилитации  выезжали медики города Великие Луки, Великолукского района и Невельского района. Это единственная группа товарищей, которые высказались положительно относительно своего социального комфорта, своего уровня заработной платы и уровня обеспечения льгот, которые им могут сегодня обеспечить работодатели этих конкретных муниципальных образований. До этого мы всё больше принимали  отрицательные характеристики и отрицательные мнения членов профсоюза по уровню зарплаты.

Константин Калиниченко: Довольно странно это даже слышать.

Ульяна Михайлова: Ну, это реально факт. Мы в отраслевую организацию  так и сообщили. Судя по сему, в Великих Луках, Великолукском  и Невельском  районах достаточно комфортная ситуация, связанная с уровнем заработной платы. Видите, в этом же и проблема. Когда мы проводили последние коллективные действия, наши работники бюджетной сферы на территории региона и Российской Федерации заявляют: отсутствует единая зарплата у работников одинакового труда в учреждениях  муниципальной формы собственности и государственных учреждений. Поэтому комфорт уровня  заработной платы сегодня напрямую связан с профессионализмом и уровнем работы  конкретного руководителя. Система, как таковая, не работает. 

Константин Калиниченко: Ульяна Александровна, каковы основные претензии в широком смысле бюджетников к работодателю сегодня? Речь идет, насколько я понимаю, не только о заработной плате. Речь идет и о каких-то бюрократических вещах.

Ульяна Михайлова: Я могу сказать так, перечень выявленных недовольств очень большой. Мы проводили срез. Например, брали группу человек 40, где-то одна треть работников бюджетной сферы заявляют о том, что повышение квалификации происходит за счет средств  работника сегодня.

Константин Калиниченко: Закон это, по-моему, запрещает.

Ульяна Михайлова: Запрещает. Обязательное повышение квалификации раз в 3 года, раз в 5 лет должно происходить за счет средств работодателей. И дальше получается как? Хозяйствующий субъект, бюджетное учреждение не получает соответствующего финансирования, денег нет, работник принимает решение, что он  — что? Прекращает трудовую деятельность в связи с тем, что у него отсутствует обязательное повышение квалификации? Он осуществляет эту деятельность за счет собственных средств.

Константин Калиниченко: В надежде, что, может быть, когда-то…

Ульяна Михайлова: В надежде, что когда-то ему компенсируют. Но формы компенсации понесенных затрат тоже нет. Соответственно эта проблема видна. Это не единичные случаи. Нехватка специалистов узкого профиля фиксируется везде. И в педагогической среде, и в системе здравоохранения. Как я сказала ранее, нет общей системы распределения  стимулирующего фонда и стимулирующих надбавок. По этому вопросу было очень много обращений. Мы в свое время с администрацией области начинали разрабатывать такую вещь, как эффективный контракт, в котором должно  было быть полностью расписано условие получения стимулирующей части заработной платы. Но потом политика государства изменилась, и от этой формы потихонечку отошли в сторону. Вопрос недоработан.

Радиослушатель: Добрый день. Это Николай. Скажите, пожалуйста, а у профсоюза есть какие-то предложения по увеличению доходной части бюджета? И что они для этого делают?  Это первый вопрос. Второй, где же пропала эта сумма, цифры, которую мы получили в 2017 году за счет увеличения регионального МРОТа? Увеличился НДФЛ, не увеличился, как это повлияло на бюджет? Спасибо.

 Ульяна Михайлова: Относительно того, как поступает НДФЛ в 2018 году,  я вынуждена сказать, что такой цифрой я не обладаю сегодня. Да, это надо выяснить дополнительно. Я благодарю за вопрос. Это будет полезно узнать и мне в рабочем порядке  и эту цифру взять на вооружение. Что касается доходной части бюджета Псковской области, мы неоднократно заявляли о том, что надо вводить дифференцированный налог на доходы физических лиц, увеличивать его, и НДФЛ должен платиться полностью в региональный бюджет. Это первое наше предложение. Второе. Уплата налогов всех должна происходить в привязке  к рабочему месту, а не к юридическому адресу хозяйствующего субъекта. Мы сколько угодно можем с вами решать вопросы об увеличении налогового бремени,  например, то, что можно увеличивать в силу действующего налогового законодательства, создавать новые системы налогообложения, но пределы кармана налогоплательщика уже достигнуты. Невозможно сегодня еще больше увеличить налог на недвижимость, налог на землю. Это реально уже приводит основную массу работников и население Псковской области к нищете. Поэтому мы однозначно считаем, что нужны совместные действия региональных властей, всех депутатов для того, чтобы налоги, которые сегодня уходят по юридическому адресу хозяйствующего субъекта, оказались привязаны к рабочему месту. Если здесь функционирует рабочее место, неважно, это просто рабочее место, либо это филиал, либо это удаленное рабочее место, налоги должны платиться в региональный бюджет.

Константин Калиниченко: Это, действительно, старая такая проблема, когда масса предприятий вроде бы работающих…

 Ульяна Михайлова: … укрупняются.

Константин Калиниченко: Да, или они работают в Псковской области, а зарегистрированы  условно в Ингушетии, в Москве. У нас новый региональный оператор по мусору, насколько я понимаю, то ли нижегородская компания, то ли петербургская, как и где он будет платить налоги…

 Ульяна Михайлова: …не в Псковской области.

Константин Калиниченко: Теоретически они могут здесь создать представительство. Тогда, наверное, какая-то часть налога все же будет здесь оставаться, но все равно предприятие не псковское. Проблема интересная, никогда не задавался вопросом, сколько область дополнительно получила денег от НДФЛ. Честно говоря, порядок цифр смутно представляю, значительная эта сумма или она носит чисто номинальный характер, посмотрим. Кстати, о заработной плате. Ульяна Александровна, Росстат нам регулярно выдает какие-то астрономические цифры по средней заработной плате по отраслям. Пару недель назад новостные агрегаторы сообщили, что средняя зарплата научных работников  Псковской области превышает  50 000 рублей. Научные работники – это не самый широкий слой населения, но все же мы понимаем, что научные работники где-то в стенах университета концентрируются. Когда я поинтересовался  у научных работников университета, как можно заработать  в стенах ПсковГУ сумму более 50 000 рублей, хотя бы 50, люди, конечно, сказали, что это либо верхние руководящие должности, либо нужно где-то еще подрабатывать. Мы прекрасно понимаем, если научный работник  по ночам на разгрузке вагонов работает или охранником в ночном клубе, конечно, он и 50 зарабатывает, но какой же он после этого научный работник? Такие же цифры мы слышим от Росстата и по врачам, и по учителям, то есть зарплата где-то явно превышающая то, что мы слышим от реальных учителей и врачей.  Все это явно не в лучшую сторону отличается. В чем причина… Этот вопрос обсудим чуть позже. Звонок нашего радиослушателя.

Радиослушатель: Добрый день. Я хочу Ульяне Александровне задать вопрос. Я очень внимательно слушаю, поняла, что бюджетникам повышения окладов ждать нечего. У меня знакомая работает в поликлинике участковой медсестрой. У нее оклад 8400. Как прожить на эти деньги? Если человек вышел из отпуска, нет никаких подработок, ничего, он получает 10000, 10500, наверное. Такие оклады, я не знаю…И прививки, и участковая, и уколы, нагрузки-то немалые.

 Константин Калиниченко: Вопрос ответственности опять-таки…

 Радиослушатель: Ну, да. И человек имеет  все медицинские категории и стаж и всё на свете. Она приходит, я порой удивляюсь нашему правительству, как можно такие оклады людям платить. Спасибо.

 Ульяна Михайлова: Мы отвечали на этот вопрос. Я хотела бы, Константин, если вы позволите, вот чем воспользоваться в данной ситуации. Мне очень часто задают вопрос  люди, я готова, исходя из моих знаний, отвечать по существу, но, наверное, немножко вводит в заблуждение мой статус депутата областного Собрания. Я не принимаю этих решений по существу. Давайте, уважаемые радиослушатели, на вещи посмотрим прямо. Политическое решение об индексации должностных окладов, увеличение заработной платы на территории региона принимает один человек, один.  Это губернатор Псковской области. Он это принимает либо добровольно, исходя из своих знаний, убеждений, уровня сочувствия, уровня своих рабочих способностей  изыскать такие возможности, либо принимает он это решение под давлением  работников Псковской области. Не бывает другого. Я занимаю такую позицию в регионе, когда нашей организации либо удается создать такое давление (поддержали нас люди, хорошо заявились, показали свою решимость, вопрос решился положительно). Либо нам это с вами не удается. Жить на такую сумму, конечно, очень тяжело. Вот в продолжение вашего разговора, я же ведь тоже вижу в индивидуальных проверках расчетные листочки наших работников. У нас постоянно происходит оценка коллективных договоров, оценка уровня заработной платы, мы взаимодействуем с работодателями. Так вот сумма 50 000 рублей как средняя, я даже не могу гипотезу построить, как ее достигли, потому что наиболее встречающаяся заработная  плата  в высшей школе, наиболее часто встречающаяся, это 27-30 тысяч рублей. Это уровень зарплаты, который получает более 50% работников этой категории. Если мы говорим о медиках, чуть выше 30. Версии и цифры расходятся, где-то 31, 32. Иногда мы видим сумму около 40, но это уже из разряда выше наиболее часто встречающихся сумм на территории Псковской области. Педагогические работники могут похвастаться суммой 21 000 рублей. Это в лучшем случае, минус  подоходный, в среднем получая на руки около 18 000 рублей. А наиболее часто встречающаяся зарплата  на территории  Псковской области по всем категориям работников сегодня — это сумма 13 000 – 15 000 рублей. Нет чудес. Очень хорошо это все понимать, когда общаешься с руководителями торговых сетей и магазинов. В облпотребсоюзе, я думаю, не будут скрывать цифры и скажут, что уровни продаж продуктов питания  снижаются. Уровни продаж продуктов питания  в крупных сетевых магазинов снижаются. Люди сегодня снизили уровень стоимости среднего чека по закупу продуктов питания. Это статистика, кстати, тоже показывает.

Константин Калиниченко: Это нам, кстати, в эфире подтвердил Николай Рассадин, директор известного гипермаркета в Пскове, который просто вынужден был убрать верхние линейки товаров, потому что люди перестали их покупать.

 Ульяна Михайлова: Конечно. Поэтому говорить сегодня о том, что растет заработная плата на территории региона, это будет за пределами добра и зла, как минимум не соответствовать действительности.

Константин Калиниченко: Думаю, что вопросов к Росстату будет задано дастаточно много, как они эту сумму считают или им эти данные предоставляют. Это такое мониторинговое агентство. Это вопрос какого-то обозримого будущего. Ульяна Александровна, немножко сменим вектор  диалога. Регион сейчас находится в процессе формирования бюджета на 2019 год. Какие у вас ожидания от бюджета будущего года, какие прогнозы, может быть?

Ульяна Михайлова: Нет у нас никаких особо оптимистичных ожиданий. Мы сегодня приняли решение начать  в короткий период времени, в течение ноября этого года, переговорную кампанию по индексации должностных окладов и льгот. Скорее всего, в конце ноября мы увидим отсутствие финансовой возможности  у бюджета Псковской области. В декабре опять соберутся мои товарищи и будут принимать решение, как они будут с этим мириться, будут ли они мириться и будут ли они осуществлять какие-то кампании на территории нашего региона. Мы совершенно четко понимаем и,  надо сказать, что на данном этапе особо претензий к администрации области и нет. Этот особый подход к расходам на социальные обязательства в дотационных регионах не позволяет сделать существенный шаг — проиндексировать должностные оклады и увеличить уровень заработной платы на территории Псковской области. Мои товарищи в целом будут оценивать, как произошло это взаимодействие, помогут ли нам правильно осуществить социальный поход в адрес правительства РФ, либо будут препятствовать и встречные антипрофсоюзные кампании организовывать на территории региона. Вот и будет выстраиваться политика Псковского облсовпрофа по данному вопросу. Это отношение нашей организации к бюджету Псковской области на следующий год. 

Константин Калиниченко: Перед регионом, как известно, поставлена задача, может быть, это основная задача. Михаил Ведерников говорил, что это одна из первостепенных задач – сокращение регионального госдолга. Сегодня он составляет порядка 16,5 — 17 млрд рублей. Интересно, он сокращается-сокращается 

 Ульяна Михайлова: А в итоге..

Константин Калиниченко: В итоге в течение года немножечко подрос. Может, сообщающиеся сосуды или какая-то у нас геометрия Лобачевского в финуправлении происходит. Мы понимаем, что у нас нет никаких серьезных ресурсов в регионе, чтобы хотя бы не увеличивать этот долг, а не то, чтобы сокращать. Тем более, согласно информации счетной палаты у нас судьба Моглино, мягко говоря, повисла на волоске…

 Ульяна Михайлова: Судьба Моглино покрылась черным цветом. Надо совершенно объективно видеть и понимать, что кроме расходов на данный проект пока никаких перспектив нет.

Константин Калиниченко: Мы будем все же, наверное, хочется…

 Ульяна Михайлова: Хочется чуда!

Константин Калиниченко: Хочется, да. Я не специалистом в такой экономике инвестиций, но тоже уже хочется получить какие-то внятные подтверждения того, что Моглино – это локомотив нашей псковской экономики. Пока мы видим, что летом там прекрасно колосится борщевик, 1,5 предприятия как-то там работает, одно, вроде, ничего, второму  всё никак не запуститься, там сухофрукты никак не могут начать сушить. Какие-то закладные камни, танцы с бубнами, шаманские пляски, но в бюджет ничего от Моглина не прибывает. Все-таки, Ульяна Александровна, на ваш взгляд, есть ли у нас шанс сокращать этот госдолг или это несбыточная мечта?

 Ульяна Михайлова: Константин, вы же понимаете, чудес не бывает. Если какая-то приносящая доход деятельность на территории Псковской области не начнется, о каких сокращениях государственного долга может идти речь? Можно только рассчитывать на то, что, может быть, замещение государственными кредитами коммерческих кредитов снизит нагрузку по процентам. Наши же товарищи, которые отвечают за производственный сектор экономики, я уж даже не буду фамилии называть, совершенно четко говорят, что жить стало тяжелее, налоги растут, различные действия со стороны контрольно-надзорных органов увеличиваются. У нас ни туризм не развился, если вы в курсе, в этом году фактически все туристические койки в чистом виде просели. Учреждения, предприятия, которые осуществляют деятельность в сфере туризма и предоставляют только койку, просто гостиницы, просто туристические базы, которые не могут, как мы похвастаться развернутой инфраструктурой, они просто просели. Они балансируют на финансовом волоске. Причем сезон был хороший. Лето явно удалось.

Константин Калиниченко: Да и осень не подвела.

 Ульяна Михайлова: Второй момент с сельским хозяйством. История про борщевик нам с вами известна. В этом направлении тоже ничего не произошло, ни рывков, ни шагов. Остается промышленный сектор экономики. Не знаю, может ли кто-то сегодня похвастаться хорошим развитием. В лучшем случае некоторым нашим хозяйствующим субъектам, товарищам, где есть у нас профсоюзные организации, мы можем владеть информацией, им удалось зафиксироваться  в цифрах прошлого года. Это же стагнация. Это не есть хорошо. За этот год на территории Псковской области  в части развития сельского хозяйства, туризма, промышленного сектора экономики ничего положительного не произошло. А вот 3000 работающего населения из территории Псковской области за пределы Псковской области за 6 месяцев 2018 года выехало.

Константин Калиниченко: Прекрасно. Демография , значит, у нас…

 Ульяна Михайлова: Абсолютно четко. И какие тогда сказки мы рассказываем, что у нас здесь улучшается жизнь. Люди голосуют ногами. Все понятно.

Константин Калиниченко: Росстат нам, очевидно, расскажет…

 Ульяна Михайлова: … что у нас все хорошо.

Константин Калиниченко: Ульяна Александровна, давайте немножко поговорим и о конкретных  предприятиях, которые постоянно на слуху. Одно из таких предприятий  «Псковпассажиравтотранс». К нему приковано пристальное внимание  в последние месяцы. Периодически мы читаем в новостях, что все долговые обязательства перед  рабочими, перед сотрудниками, водителями и т.д. погашены. Потом проходит время, оказывается, что долги никуда не делись. На минувшей неделе, 20 числа,  на сайте губернатора было опубликовано, я так назвал, письмо отчаяние, цитировать тут не буду, но суть в том, что уже жены водителей начинают жаловаться, потому что долги растут, ситуация никак не выправляется. Поменялся руководитель, все ждали, что…

Ульяна Михайлова: …что-то произойдет..

Константин Калиниченко: У нас звонок…

 Радиослушатель: Здравствуйте. Ульяна Александровна, низко кланяться вам надо всей области. Вы, по-моему, один заинтересованный человек, реально мыслящий, реально говорящий, который борется за население, за работников, за жителей. Просто низко кланяться вам надо. Умница вы, просто умница.

Ульяна Михайлова: Спасибо. Сегодня вот активисты «Псковпассажиравтотранса» обратное мнение высказали, что плохо за них борюсь..

Радиослушатель: Вы боретесь, вы действительно умненький человек, который говорит какую-то реальность и который, может быть, действительно какое-то светлое пятно в будущем. А то такая беспробудность в этом городе, в этой области. Это просто безумие. Приятно вас слушать. Вы – борец. Здорово, просто здорово! Низко кланяюсь вам за всех, кому вы сделали добро и будете еще дальше делать добро. Так держать. Спасибо, что такие люди есть. Побольше бы.

 Константин Калиниченко: Спасибо, да. Нечасто гостям нашего эфира слова благодарности высказывают.

Ульяна Михайлова: Мне тоже нечасто.

Константин Калиниченко: Что ж, Ульяна Александровна, давайте вернемся к ситуации на «Псковпассажиравтотрансе». Вернемся, потому что ситуация какая-то непонятная. Нам пытаются официальную информацию…

 Ульяна Михайлова:… Одно сказать, а признаки говорят о другом.

Константин Калиниченко: Что же все-таки на самом деле?

 Ульяна Михайлова: Скажу вам так, Константин. Во-первых, учитывая, что мы публично с вами произносим информацию, хочу сразу сделать пометочку, что у меня есть определенная гипотеза, потому что, как я сказала ранее, буквально 1,5 часа назад  я встречалась с профсоюзным активом государственного предприятия «Псковпассажиравтотранс». Если сказать, что беседа была острая и жесткая, это вообще ничего не сказать. Наши товарищи, работники доведены до отчаяния. Они уже начинают ругаться друг с другом, обвинять друг друга в бездействии, о том, что кто-то плохо работает, а они в связи с этим получают ухудшение своего социально-экономического положения. Мы начали потихонечку  разбираться в этой всей ситуации. То, что на данном предприятии постоянно формируется  долг по зарплате, это факт. В те радужные моменты, минуты, часы, когда администрация области, либо прокуратура Псковской области объявляет о том, что долги погашены, уже начинают формироваться следующие. Уже более года не было ни одного месяца, когда зарплаты и аванс были выплачены вовремя в соответствии с условиями коллективного договора.

Константин Калиниченко: За рулем автобусов у нас сидят мужчины, которым системно не выплачивают заработную плату.

 Ульяна Михайлова: Второй момент, который требует проверки. Сегодня в порыве горячей беседы, когда я брала все проблемы предприятия на карандаш, было высказано мнение, что нехватка водителей в государственном предприятии «Псковпассажиравтотранс» формирует такие условия, когда водителей по сути заставляют  в свои выходные, праздничные дни, знаете, из серии добровольно-принудительно…

Константин Калиниченко: Как обычно.

 Ульяна Михайлова: Выходить на маршруты  и выполнять трудовые действия, трудовые функции. О том, что сегодня происходит сокращение социальных выплат в соответствии с коллективным договором, это тоже требует проверки, но сегодня об этом было заявлено точно и однозначно. Уменьшаются расходы, связанные с социальным обеспечением работников, уменьшаются дополнительные выплаты к должностным окладам, отменяются выплаты за работу, которая выполняется дополнительно, а работники вынуждены выполнять. Был высказан целый перечень определенных проблем социально-трудового плана, который требует совершенно четко не просто профсоюзного реагирования, но и реагирования со стороны  компетентных органов. Больше всего, что нам оказалось непонятным, наши работники высказались, что якобы на территории предприятия развешены объявления ООО «Старттранс», которое предлагает водителям, работникам перейти на работу в это ООО из государственного предприятия «Псковпассажиравтотранс».

Константин Калиниченко: Коммерческая организация.

 Ульяна Михайлова: Коммерческая организация. Наши работники совершенно четко говорят, что существует некая договорная форма взаимоотношений этого ООО «Старттранс» с государственным предприятием «Псковпассажиравтотранс», что якобы берутся в аренду платные коммерческие маршруты данного предприятия, что происходит дальше, неизвестно. Почему мы так уклончиво сегодня говорим? Мы же ожидали появление инвестора. А что такое появление инвестора или инвестиционные вложения? Это вложения в деятельность данного хозяйствующего субъекта. Мы полагали, что будут вложения в деятельность государственного предприятия «Псковпассажиравтотранс». А что у нас на самом деле создано в рамках функционирования хозяйствующего субъекта «Псковпассажиравтотранс»? Сегодня это требует повышенного внимания и,  на мой взгляд, и документальной,  и общественно-социальной проверки.

Константин Калиниченко: Если это на самом деле так, то это похоже...

 Ульяна Михайлова: Это на самом деле так. Но уровень накала общения с работниками очень высокий. Мы, как Псковский облсовпроф, получили по сути претензию, что мы не осуществляем активных действий  защиты, что мы не пишем жалобы на данную ситуацию в компетентные контрольно-надзорные органы. Поэтому мы надеемся собрать всю информацию и эту работу сделать, чтобы  или все органы совместно с нами (комиссионно), либо отдельно каждый в рамках своей компетенции рассмотрел ситуацию, которая там складывается. Просто так, на пустом месте такой уровень социального накала создаться просто не может.

Константин Калиниченко: Очевидно, что вряд ли люди выдумывают про объявления  каких-то ООО.

 Радиослушатель: Анна Владимировна. Я так вот считаю, Ульяна Александровна. Вы констатируете факты, что социалка уменьшается, что то, другое, се. А вы конкретно предлагайте, предположим, все ваши товарищи, которые там в профсоюзах в других городах и  Шмаков, сказали бы «давайте, чтобы все налоги оставались в регионах, давайте, чтобы здравоохранение платили на месте», чтобы я знала, куда я плачу, что мне потом здравоохранение даст что-то. Вы про это ничего не говорите. И дальше. Вы в областном Собрании, там есть депутат Шлосберг, который один, как рыба бьется. Ответьте мне, пожалуйста, вы поддерживаете его требования и его политику или нет?

Ульяна Михайлова: Не в глаз, а в бровь прямо вопрос. Относительно товарища Шлосберга, неделю назад у меня был разговор с товарищем Шмаковым. Лев Маркович, действительно, знаменитый политик, его видят в нашей профсоюзной системе. Разделяем, в частности я (я не могу говорить сейчас за организацию), часть его требований, которые касаются социальных каких-то вопросов. Мы не осуществляем организационно-политического взаимодействия. Это все равно, что скрестить ужа с ежом. Профсоюз и политическая партия – это совершенно разные социально-экономические, гражданские задачи. Лев Маркович часто бывает гостем  всех наших профсоюзных мероприятий, потому что он очень часто достаточно компетентно способен ответить на вопросы, связанные с  состоянием органов местного самоуправления, с отраслевыми проблемами. Многие наши профсоюзные товарищи даже, если хотите, требуют   иногда его прибытия на эти наши мероприятия. Но создавать никаких совместных соглашений мы, конечно, не будем, совместных решений принимать мы тоже не будем. Мы также настаиваем, чтобы наш профсоюзный актив в равной степени внимательно относился ко всем политическим  партиям. Внимательно следил за тем, что происходит в партии «Единая Россия», в КПРФ, в «Справедливой России» и определялся по своему личному убеждению в каждый выборный виток — чью партийную политику поддерживает в большей степени. Что касается налогов, безусловно, Федерация независимых профсоюзов России и Псковский областной совет профсоюзов заявляет позицию, чтобы налоги оставались в субъектах РФ. Как я сказала ранее, больше всего   внимания нашей  организации  отнесено к налогам, связанным с трудом, потому что это наша компетенция, это те вопросы, в которых мы в большей степени  разбираемся. 

Константин Калиниченко: С этими налогами и так болееменее все понятно. Все остальное, конечно компетенция федерального правительства, которое вряд ли пересмотрит бюджетное законодательство. Ульяна Александровна, время подходит к концу, последний вопрос у меня. Мы обсудили ситуацию на «Псковпассажиравтотрансе», она какая-то странная и требует серьезного вмешательства правоохранителей. На каких еще предприятиях Пскова и региона имеются системные проблемы с выплатой зарплаты?

 Ульяна Михайлова: Системных проблем с выплатой заработной платы на предприятиях, где есть первичные профсоюзные организации,  на сегодня нет. Как вы понимаете, у нас около 1000 хозяйствующих субъектов, там где есть первички, ну, вот что можно видеть и на что мы можем реагировать. Зона малого и среднего бизнеса, мелкой торговой деятельности, она у нас не видна. У нас там нет разветвленной сети первичных профсоюзных организаций. Поэтому здесь мы не можем реагировать. Мы сегодня, кстати говоря, рассматривали вопрос, как нам поддержать наших работников в первую очередь. Сегодня 2 трудовых коллектива по сути требуют повышенного внимания, помощи и поддержки со стороны всей профсоюзной сети, это государственное предприятие «Псковпассажиравтотранс» и агрофирма «Победа». Там мы принимаем решения сейчас финансово поддержать трудовой коллектив, в дальнейшем предложим программу санаторно-курортного лечения и оздоровления, чтобы работники смогли пройти этот сложный социально-экономический путь.

Константин Калиниченко: О проблемах «Победы», видимо, мы поговорим уже в следующем эфире. Напомню, это была программа «Эхономика». Гостем была председатель Псковского областного совета профсоюзов Ульяна Михайлова. Ульяна Александровна, спасибо, ждем вас  в самое ближайшее время, надеюсь, еще раз к нам в эфир.

Ульяна Михайлова: Спасибо вам. До свидания, уважаемые радиослушатели.

ИСТОЧНИК: ПСКОВСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

135 просмотров