Единство. Солидарность. Справедливость.

Ульяна Михайлова о ситуации на «Псковпассажиравтотрансе», индексации зарплат бюджетников и взаимоотношениях с властью

21.12.2018

Председатель Псковского областного совета профессиональных союзов, депутат Псковского областного Собрания Ульяна Михайлова 18 декабря стала гостем программы «Эхономика» в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM). Ведущий Константин Калиниченко побеседовал с ней об актуальных вопросах деятельности псковских профсоюзов, в частности, о ситуации на ГППО «Псковпассажиравтотранс» и предстоящем 22 декабря митинге в поддержку предприятия, а также об индексации зарплат бюджетников.

Константин Калиниченко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. Гость сегодняшнего эфира — председатель Псковского областного совета профессиональных союзов, депутат Псковского областного Собрания Ульяна Михайлова. Ульяна Александровна, добрый день.

Ульяна Михайлова: Здравствуйте, Константин, здравствуйте, дорогие радиослушатели.

Константин Калиниченко: Затронем сегодня широкий круг вопросов актуальной региональной, а, может быть, и федеральной социально-экономической повестки. Поговорим о наиболее острых проблемных точках жизни региона — индексации зарплат бюджетников, ситуации в ГППО «Псковпассажиравтотранс» и, возможно, на других предприятиях, обсудим систему социального партнерства, как сегодня выстраиваются отношения в рамках трехсторонней комиссии, может быть, успеем поговорить про уровень жизни псковичей. Хотя многие скажут, что ж о нем говорить?

Ульяна Михайлова: Он низкий…

Константин Калиниченко: Да, традиционно низкий. И что-то нет, у меня, по крайней мере, ощущения, что есть хоть какой-то потенциал к его повышению. Поговорим и об этом. Мне кажется, этот год для вас был годом борьбы. Он начался достаточно непросто, в регионе сменилась власть, началось выстраивание отношений с новой властью. Было, наверное, достаточно много острых моментов как во взаимоотношениях, так и по конкретным проблемам. Была история вокруг порховского полигона и утилизации отходов, практически весь год были трудные переговоры в рамках трехсторонней комиссии вообще и конкретно индексации зарплат бюджетников. Сейчас «Псковпассажиравтотранс» — одна из горящих тем. В целом как оцениваете этот год, кроме того, что это год борьбы? Слушают вас или все-таки война идет?

Ульяна Михайлова: Я не стала бы использовать такое крайне негативное слово. Есть и традиционное поведение профсоюзов, которое формируется в каких-то условиях. Ни для кого не секрет: если с экономикой все хорошо, бюджет наполнен, то система социального партнерства работает отлично, профсоюзы формируют запрос на социальные статьи соответствующих бюджетов как в государственном и муниципальном секторе, так и в частном секторе экономики. А дальше идет рассуждение по вопросу целесообразности выделения тех или иных средств. С 2015 года система социального партнерства на территории Псковской области, как и на основной части Российской Федерации, является номинальной. Мы встречаемся, ведем переговоры, находимся в рабочих группах, но результативность таких переговоров либо равна нулю, либо она отрицательная. Потому что наши достижения до 2017 года, связанные с удовлетворением требований индексации должностных окладов бюджетников, приводили к уменьшению фондов оплаты труда, сокращению заработной платы в целом, потому что отменяли стимулирующую часть заработной платы. В первом квартале 2018 года у нас сформировался совершенно «потрясающий» запрос от членов профсоюзов из серии: «Вы перестаньте вести переговоры об увеличении заработной платы, потому что в итоге происходит только хуже: заработная плата уменьшается, стимулирующая часть уменьшается, власть не договаривает определенные части в ходе переговорного процесса». Таким образом, наши подвижки в сфере должностного оклада и компенсационных выплат приводят к уменьшению заработной платы и сокращению численности работников бюджетной сферы либо к уменьшению нормы нагрузки, когда одна ставка переходит в 0,75 ставки, в 0,5 ставки или еще меньше. Сегодня, кстати, уже является классическим, когда в системе учреждений культуры в нашем регионе нормы нагрузки 0,75-0,5 ставки. То есть нет нагрузки на ставку заработной платы для работников сферы культуры, особенно в сельской местности.

Константин Калиниченко: Насколько я понимаю, были различные инициативы о том, чтобы прекратить эту достаточно пагубную практику — дробление ставки на какое-то безумное количество, вплоть до 0,1 ставки.

Ульяна Михайлова: Понимая реально возможности нашего бюджета, мы на этой волне выступили в нескольких направлениях в переговорном процессе. Понятно, что первое и основное, против чего, думаю, никто не возразит, — это необходимость индексировать все льготы, которые действуют на территории нашего региона. Данная обязанность вытекает из действующего законодательства. Когда утверждался областной бюджет в первом чтении (а я не голосовала за данный бюджет), нам показалось крайне непонятным, когда часть депутатов высказывают свое негативное отношение к тому, что проект бюджета нарушает законы Псковской области, и при этом они его поддерживают. Второе требование, которое нами было выдвинуто, — это индексация должностных окладов работников бюджетной сферы. Третье — это наш подход, наши предложение об изменении системы оплаты труда на территории области в целом, потому как сегодня наблюдается парадоксально отрицательная ситуация: у нас специалисты получают столько же, сколько и работники неквалифицированного труда, что вызывает страшнейшую демотивацию и, по сути, на мой взгляд, является основой того, что молодые специалисты уезжают из нашего региона.

Константин Калиниченко: Эту проблему, кстати, поднимают и многие общественники. Это касается, в частности, сферы здравоохранения, где молодые, начинающие врачи получают определенный объем подъемных, стимулирующих выплат в первые годы. В этот момент он только набирается опыта, старшие коллеги ему его передают, но получается, что у молодого врача, который только что пришел из института, зарплата чуть ли не больше, чем у опытного.

Ульяна Михайлова: Есть такое. Но есть еще хуже ситуации: когда при исполнении требований указа президента (а там указана средняя зарплата в разрезе должностей, средняя зарплата в разрезе отраслей), Псковская область в сентябре 2018 года спохватилась, что мы не выполняем показатели по категории «Младший медицинский персонал». Что произошло? Мы не подняли заработную плату по сетке, мы не провели инвентаризацию фондов оплаты труда, не провели справедливое распределение денежных средств. Псковская область выбирает четыре учреждения здравоохранения, которые финансируются администрацией области напрямую, берет категорию «Младший медицинский персонал» и единовременно перечисляет от 20 до 70 тысяч в заработную плату, и эти работники у нас, безусловно, оказываются в выгодном финансовом состоянии, они довольны. Но как на ситуацию смотрит средний медперсонал, врачебный медперсонал, когда доктор, отработав 2-2,5 ставки, получает меньше? Мы сделали соответствующий запрос в комитет здравоохранения, мы призывали их к справедливости в сфере распределения денежных средств, призывали закрепить какие-то принципы, сделать зарплату предсказуемой, сделать зарплату адекватной, но мы не получили положительной реакции и сейчас находимся в состоянии ожидания — как же будут выполняться показатели по итогам года? Потому что глобальных изменений в системе оплаты труда работников бюджетной сферы культуры, здравоохранения, образования, сфере социального обслуживания не произошло. Мы получаем промежуточные ответы от координатора трехсторонней комиссии Емельяновой Веры Васильевны, что всё правильно мы видим, всё актуально и в ближайшем будущем мы начнем переговоры по данному вопросу, но фактически переговоры отсутствуют.

Константин Калиниченко: Ульяна Александровна, можно ли сказать, что сейчас чиновники фактически занимаются подгонкой под «среднюю температуру по палате», чтобы просто отчитаться под майский указ, под определенные параметры, и эти их цифры никак не соответствуют реальности?

Ульяна Михайлова: Так оно и есть. Вообще, подгонкой заработной платы «в среднем по палате» занимались всегда. Только сегодня ситуация является настолько неуправляемой, что стали наблюдаться такие абсурдные действия в сфере оплаты труда. Недавно состоялась беседа с председателем отраслевого профсоюза народного образования и науки. Из Острова, из учреждения образования, где работают воспитатели, поступил сигнал, что, несмотря на требования о повышении заработной платы до 21-22 тысяч рублей, они получают МРОТ — 11 тысяч 200 рублей. Задается резонный вопрос, он размещается на сайте губернатора, он приходит в Псковский областной совет профсоюзов: «Кто получает 29 тысяч рублей, чтобы в среднем в отрасли выходило 21-22 тысячи рублей, как отчитывается город Остров?» Мы предпринимаем попытки получить информацию, провести срез, но ничего нам не предоставляют, кроме официальных срезов на сайте. Мы понимаем, что не можем апеллировать реальными цифрами. Работники, которые изъявили желание поделиться этой информацией, разместили свои расчетные листочки на сайте губернатора, добились соответствующей реакции со стороны работодателя. Мы сегодня предполагаем, что открытого общения будет добиться очень сложно, только анонимно. И мы предпримем попытку выехать в город Остров, сходить в гости к профсоюзному активу образовательного учреждения и получить информацию напрямую. Как получились такие сведения о зарплате, когда наиболее встречающаяся зарплата равна 11 тысяч 200 рублей? То же самое в системе здравоохранения: 30-35 тысяч — это наименее встречающаяся заработная плата, столько получают узкие специалисты, которые выполняют даже больше 2 ставок нагрузки, или руководящий состав. Но смотрите, как отчитываются в системе здравоохранения. Если в системе образования это более-менее достоверные цифры в муниципальных и государственных учреждениях, то в системе здравоохранения, когда речь идет о кадровом отчете об уровне заработной платы, в этот срез попадают все зарплаты, в том числе и в частных учреждениях системы здравоохранения, и кадры частных учреждений здравоохранения. То есть реальная картина в государственных учреждениях здравоохранения хуже примерно в 2 раза. Наиболее часто встречающаяся заработная плата около 20 тысяч, одна треть работников получает 15 тысяч рублей.

Константин Калиниченко: По образованию, возможно, вопросы будут заданы в будущем. По здравоохранению — сменился председатель комитета по здравоохранению. Вы уже ощутили какие-то изменения? Или еще рано об этом говорить? Может быть, хотя бы в отношениях, в диалоге что-то изменилось? 

Ульяна Михайлова: На данном этапе диалог исчез полностью. Внимание нашей организации сегодня обращено уже больше не в сторону комитета по здравоохранению, а в сторону профсоюзного актива системы здравоохранения. Мы очень активно работаем с самими работниками, приглашаем их к нам, они постоянно информируют нас о реальном состоянии в сфере оплаты труда, в сфере охраны труда. Нам пока перспективно развивать такой институт, как общественный контроль в сфере охраны труда, самостоятельно и во взаимодействии с государственной инспекцией труда. Мы полагаем, что время пройдет, может быть, даже небольшое, и новый руководитель комитета здравоохранения наладит диалог, обмен статистической информацией в сфере социально-трудовых отношений, а потом мы возобновим все переговоры, связанные, в том числе, с изменением системы оплаты труда.

Константин Калиниченко: Давайте вернемся к предстоящему принятию бюджета на 2019 год. Ульяна Александровна, вы уже отчасти обозначили свою позицию, набор инициатив, с которыми вы вышли на согласительную комиссию. Но основная наша проблема — все-таки индексация должностных окладов работников бюджетной сферы. Ситуация очень непростая, область не торопится выполнять ранее взятые на себя социальные обязательства: у нас есть областной закон, и никуда от этого не деться. Давайте попробуем разобраться, что это за странная коллизия: есть областной закон, который нужно выполнять, но выполнение этого закона зависит от того, согласует Минфин увеличение денежных средств на Псковскую область или нет. Уже сегодня известно — Минфин не увеличил.

Ульяна Михалойва: Да, отказал Псковской области в увеличении расходов по социальным статьям и статьям, связанным с заработной платой.

Константин Калиниченко: Может быть, закон тогда переписать или отменить? Это же бред…

Ульяна Михайлова: Отменить индексацию?

Константин Калиниченко: Думаю, это будет больно и страшно. Любых антисоциальных инициатив у нас побаивается даже федеральное правительство, хотя в этом году повело себя жестко в плане пенсионной реформы. В области, конечно, никто не пойдет на отмену индексации официально. Есть закон, как юрист я понимаю, что неисполнение закона позволяет пострадавшей стороне обращаться в суд. Готовы ли вы данную сторону проблемы освещать? Поддерживать людей, если они вдруг будут требовать своих законных денег через суд?

Ульяна Михайлова: Да, конечно. Мы к этому готовы. К сожалению, в бюджетной сфере требования индексации окладов или льгот, когда отсутствует установленный ее размер, проходят очень сложно. Надо сказать, что за последние года три мы ни разу не выходили с соответствующим спором в суды. Но в частном секторе экономики государственная инспекция, а за ней и суды с большим удовольствием поддерживают требования трудовых коллективов, когда они вытекают из коллективного договора в соответствии со 134 статьей ТК РФ, если индексация предусмотрена, но отсутствует. У нас есть положительная практика в частном секторе. Суд тогда требует индексации на уровень роста цен на товары и услуги, как прямо прописано в действующем трудовом законодательстве. На мой взгляд, пробовать закреплять такую практику и в бюджетной сфере можно, и мы готовы поддерживать такую инициативу, в том числе путем обеспечения представительства в суде, взять на себя такое бремя, как составление первичных процессуальных документов. Будет ли это продуктивным, это другой вопрос. Наблюдая сегодня за решением судов на территории РФ, я, к сожалению, прихожу к выводу, что не право сегодня является основополагающим при вынесении соответствующих решений, а некие финансовые возможности и условия, политические условия и т. д. Можно ли будет пройти с таким спором в суде общей юстиции, предсказать сложно, но мы готовы попробовать.

Константин Калиниченко: Еще немного внимания уделим предстоящему бюджету. В частности, конкретным вещам, касающимся индексации. Так, профсоюзы требуют выплачивать сельским специалистам компенсацию расходов на оплату жилых помещений, отопление и освещение ежемесячно и в полном объеме, независимо от занимаемой ставки. Есть цифра в 1100 рублей, но эта выплата зависит от ставки, поэтому сумма, как правило, получается меньше. Насколько в следующем году есть какие-то шансы, что с компенсациями все будет нормально? Или же здесь есть проблемы?

Ульяна Михайлова: Вы помните 2015 год, с чего начинались все споры, когда речь шла о монетизации этой льготы? Напоминаю: данная льгота предоставлялась в натуральной форме. Помните, профсоюзы тогда ломали об колено. Нас обвиняли в популизме, в притягивании к себе повышенного внимания, в необоснованности требований, во вранье, если хотите. И нам наши оппоненты — администрация области, депутаты партии «Единая Россия» — говорили: «Мы эту сумму вводим, она адекватна фактическим расходам, она будет индексироваться ежегодно, ее размер будет пересматриваться, и общий объем финансирования этой льготы в переходный период 14-15, 15-16 годы будет сохранен». А практика показала, что обманули уважаемых работников бюджетной сферы, проживающих и работающих в сельской местности. Общий объем льготы уменьшен почти на 40%. Если мы с вами запросим обновленные сведения управления финансов администрации Псковской области, сколько тратилось в 14-м, 15-м, 16-м и 17-м годах, мы по нисходящей с вами увидим, что на 40% сократились объемы финансирования. Второе — льгота не индексируется. Третье — ее сумма сегодня неадекватна размеру коммунальных платежей, которые работник бюджетной сферы несет на себе. К чему я это все веду? Сегодня вопрос индексации зависит от уровня народного недовольства. Если уровень народного недовольства будет высоким, и работники нас поддержат, будут не только на кухне высказывать свое недовольство в связи с этой ситуацией, но и в целом поддержат протестные настроения и действия в рамках действующего федерального законодательства, власть подпрыгнет хорошо и будет изыскивать денежные средства. Если не будет высок уровень недовольства, значит, опять мы будем в вялотекущих переговорах и в 19-м году.

Радиослушатель: Здравствуйте, Ульяна Александровна, Константин.

Ульяна Михайлова, Константин Калиниченко: Здравствуйте.

Радиослушатель: Как и любой чиновник, депутат, вы возмущены, почему у нас такое скудное финансирование, скудная дотация из центра. А ведь, посмотрите, начиная от Владивостока до Калининграда везде такая система, везде урезают трансферты бюджетам. Положение очень трудное, нефть будет у нас, по моим подсчетам, не менее двух лет на низком уровне болтаться. А Министерство финансов указывает регионам — есть защищенные расходы (образование, медицина), а остальное как-нибудь сокращайте, делайте эффективным путь развития своего региона, чтобы регион зарабатывал деньги. А наши чиновники и депутаты начинают снова на центр нажимать. Так мы никогда проблему не решим и не вытянем из центра больше, чем нам положено. Мы заведомо слабая сторона и мы проиграем, рано или поздно нам придется пойти на оптимизацию и сокращение неэффективных расходов.

Константин Калиниченко: Оптимизации эти уже лет 10 идут, одна за другой, оптимизировать скоро будет нечего.

Радиослушатель: Константин, дело в том, что все эти повышения, надбавки к зарплатам берутся с налогов, а налоги берутся с оборота. Если он падает, а мы его не поднимает, наблюдаем соответствующую ситуацию. А что касается будущего вашего разговора — «Псковпассажиравтотранса» — данная проблема на лицо: неэффективное, громоздкое предприятие, постоянно нуждающееся в подпитке, все это тянет бюджет вниз, бюджет оттягивают на неэффективные предприятия. В этом плане много таких предприятий — и «Псковавиа», и типография, которые вы, Ульяна Александровна, защищаете. Все тянут…

Константин Калиниченко: Ульяна Александровна, мне кажется, не предприятие в первую очередь защищает, а работников, членов профсоюза, которые там есть. Спасибо за ваше мнение, ваша позиция понятна. Отчасти отталкиваясь от этого мнения, сформулирую свою мысль, которая не покидает меня несколько дней: никогда за последние годы я не слышал такого количества упований на помощь из центра. В облсобрании, у меня создалось впечатление, но вам, наверное, виднее, стоит какой-то неприкрытый фатализм при обсуждении большинства проблемных вопросов, особенно, в согласительной комиссии. Если нам центр даст денег, то, может быть, будет, а если не даст, то наказы с 2012, 2014 года перенесем на 2020 год. Так было всегда, или в этом году мы совсем теряем финансовую самостоятельность?

Ульяна Михайлова: С 2015 года, на мой взгляд, мы вошли в точку невозврата, когда ситуация стала неуправляемой, она только ухудшается. Я полагаю, что исправить бюджет Псковской области экономическим путем, путем невредных оптимизаций невозможно. Только лишь путем действительно душевных переговоров с президентом РФ, чтобы сюда произошло однократное финансовое вливание миллиардов на 16. Посмотрите, что происходит (это и проблема «Псковпассажиравтотранса, и других наших предприятий): основа нашей налоговой базы — это НДФЛ. Если все оптимизации и ликвидация неэффективных расходов приводят к тому, что у нас сокращается население, у нас уменьшается и основное поступление — НДФЛ. Не может быть по-другому. Мы встречались с губернатором по поводу «Псковпассажиравтотранса», у него есть определенная логика нанять частного перевозчика, привлечь инвестора из Москвы. Одной рукой он решает одну проблему, но уничтожает все стратегически, потому что уменьшится количество работников в Псковской области, уменьшится количество отчислений в налоговую, в бюджет Псковской области, сократится база, сократятся рабочие места в муниципалитетах. Это будет и дальше провоцировать общую кризисную ситуацию на территории нашего региона. Я глубоко убеждена, что грамотной политики развития Псковской области сегодня нет. С 2015 года существует команда экстренного пожаротушения. И эта команда убирает наиболее острые точки взрыва и, если хотите, ампутирует то, что уже невозможно залечить. Наш регион погибает.

Константин Калиниченко: Будем надеяться, что все не так плохо, тем более, что руководитель аппарата в администрации Псковской области — профессионал в области пожаротушения — Сергей Сергеевич Дмитриев. Будем надеяться, что у него все получится, желаем ему успеха. Действительно пожар надо тушить. В этом контексте опять вопрос — было заявлено губернатором около года назад о планах по сокращению госдолга области. Если не ошибаюсь, вдвое к 2021 году. За год наш госдолг по крайней мере не вырос, но и не сократился. Все те же 16 млрд рублей. Насколько я понимаю, об этой инициативе нам всем лучше просто забыть, нет шансов?

Ульяна Михайлова: Нереально. Наверняка, вы в курсе, сегодня почти у всех учреждений образования на территории Псковской области закрыты расчетные счета. Платят заработную плату, но не платят НДФЛ, не платят налоги, не оплачивают обязательства перед ресурсоснабжающими организациями. Это просто ком. Что происходит одновременно с этим? Одновременно перевозбуждаются контрольно-надзорные органы, идут в эти образовательные учреждения, учреждения бюджетной сферы, производят проверки, и наши руководители трудовых коллективов находятся в условиях административной ответственности, когда физически данные требования в силу отсутствия финансирования выполнить не могут.

Радиослушатель: Хочу выразить свое мнение по поводу автобусного парка Пскова: есть одна единственная причина, почему я не езжу на автобусах, а предпочитаю либо ходить пешком, либо на такси. Взять, к примеру, два наших района — Овсище и «Империал». Предположим, мне надо попасть из Овсище в «Империал» или обратно. Что делать, если на автобусе это будет дешевле, но займет полчаса, на такси — чуть дороже, но через 10 минут я будут на месте. Другой «косяк» автобусов — это то, что они двигаются со слишком маленькой скоростью — 30 км в час. Возможно, это регламентировано законом, но если довести скорость хотя бы до 40 км в час, проходимость автобусов будет на 30% выше, то есть меньше автобусов будут двигаться по одному и тому же маршруту, расход топлива останется таким же, каким был, амортизация никак не поменяется. Дам одну подсказку — не стоит на этих автобусах включать «нейтралку», если автобус двигается по прямой, потому что для коробки-автомат «нейтралка» губительна на ходу. Кроме того, лучше поменьше использовать автобусы ПАЗики. Пусть простят меня отечественные производители, но они никчемные: они некомфортные, они небыстрые, они нескоростные. В ДТП это вообще убийственная тема. За те же самые деньги можно покупать автобусы, которые производятся в России, но в спринтер-классе. Они и надежнее, и практичнее, а количество пассажиров, которое влезает, примерно то же самое.

Константин Калиниченко: Который месяц мы пытаемся завлечь в наш эфир нового руководителя «Псковпассажиравтотранса». К сожалению, он не только не приходит к нам в эфир, но и, насколько мне известно, избавился от своего пресс-секретаря. Там серьезная закрытость, но мы обязуемся ее вскрыть и, возможно, какой-то аналитический сюжет на эту тему подготовить. На самом деле, ситуация очень проблемная. Ульяна Александровна, я понимаю, что не совсем к вам по адресу было данное выступление.

Ульяна Михайлова: Но у меня есть реплика. У нас же достаточно разветвленное представительство профсоюзного актива в данном предприятии. Понятно, что когда мы собираемся на заседании профсоюзного комитета, присутствуют и бухгалтеры, и кондукторы, и водители. Не имея возможности глубоко технически оценивать, что звучит, уж логику рассуждений я понимаю. Уже в течение года не раз мне приходилось слышать, что на предприятии отсутствует транспортная логика вообще. В той части, где необходимо увеличенное количество автобусов, например, со сцепкой, их нет. Там, где после час-пик необходимо пустить маленькие автобусы с более дешевым расходом, идет полупустая «гармошка». Такой факт присутствует. Сегодня этой логистики на территории региона и у предприятия в целом нет. Искренне рассчитываем, что ее наладят, ведь это тоже один из элементов финансового оздоровления предприятия, чтобы настроить логику транспортного перевоза пассажиров.

Константин Калиниченко: Раз уж, благодаря нашему радиослушателю, мы затронули эту тему, давайте попробуем ее развить. Насколько я помню, вы обращались в прокуратуру с соответствующим запросом по поводу неправомерных действий нового руководства предприятия касательно передачи части маршрутов частной, не псковской организации. Ответ подтвердил ваши опасения?

Ульяна Михайлова: Мы начали с общения со всем профсоюзным активом на территории Псковской области, проехали все филиалы, встречи с профсоюзным активом прошли и у нас, в Пскове. Информацию про 22-й и 30-й маршрут мы получили сначала со слов работников, потом зафиксировали сей факт и имели возможность направить сведения в прокуратуру. Первый заход на анализ данного договора, который, по нашему мнению, должен существовать между ООО «Стартранс» и государственным предприятием «Псковпассажиравтотранс», не получился. Нам отказали, нашу жалобу куда-то перекинули, поэтому она ушла в никуда. Когда мы начали поднимать проблему в СМИ и приглашать на публичное общение трудовой коллектив, мы подготовили повторное обращение, уже непосредственно в прокуратуру, и получили ответ о том, что действительно сегодня прокуратура усматривает нарушение в той части, что существует очень много маленьких договоров по 99 тысяч 900 рублей. Это является механизмом уклонения от аукционов. Прокуратура усматривает некоторые признаки кабальности данного договора, то есть его условия априори невыгодны предприятию — «Псковпассажиравтотрансу». А дальше происходит следующее — чтобы прокуратура увидела кабальные условия этого договора, надо не менее 9 месяцев его существования, чтобы сравнить экономические последствия к содержанию договора. Ждать очень долго, да и потом это будет очень поздно. Мы также действуем через Федеральную антимонопольную службу по Псковской области, направили туда обращение, потому что здесь необходим анализ условий кабальности данной сделки. Будет ли результат по этой ведомственной линии, время покажет, буквально до конца года. Но мы все-таки сегодня считаем необходимым заявить следующее — по внешнему обзору финансового состояния данного предприятия можно судить, что основной долг перед налоговой. Ясно, что неуплата налоговых платежей приведет данное предприятие к процедуре банкротства в Арбитражный суд по требованию органа. Если я правильно понимаю сроки, а у меня есть определенные знания в этой сфере, то до конца года последует соответствующее обращение в налоговые органы, процедура банкротства должна начаться в январе. Как только начнется процедура, уже в Арбитражном суде мы получим все документы и сможем их анализировать, в том числе и договоры, на предмет полезности. Если будет необходимость, уполномоченный представитель трудового коллектива должника может требовать их отмены.

Константин Калиниченко: Как раз в конце прошлой недели Арбитражный суд Псковской области уже оштрафовал «Псковпассажиравтотранс» за неуплату налогов. Получается какой-то замкнутый круг: предприятие, судя по его собственным заявлениям, еле-еле наскребает на зарплаты своим сотрудникам, на налоги всегда не хватает. Кстати, такая же ситуация, как и в школах. Впоследствии, видимо, арест счетов, предприятию не на что покупать ГСМ — ресурс для выполнения основной деятельности. Замкнутый круг. Есть ли выход?

Ульяна Михайлова: Я хочу вам сказать так: первое, что надо делать, в том числе и администрации Псковской области, — это научиться говорить правду. Не надо говорить белое там, где черное. Помните, пушкинские дни, июнь 2018 года. Какое заявление сделал наш губернатор? Будет подвоз населения на праздник. Подвоз был? Подвоз был. А денежки заплатили «Псковпассажиравтотрансу» за это?.. И так во всем. Нельзя не платить деньги по своим обязательствам. И с Псковским областным советом профсоюзов частенько бывают случаи, когда наступают сложности функционирования туристических баз и наших санаториев. И я не буду этого ни стесняться, ни бояться, ни убегать от этих фактов. Но если у нас есть обязательства перед учреждением, хоть тресни, а эти деньги найди и учреждению отдай, потому что невыполнение соответствующих обязательств приводит к тому, что данное предприятие, учреждение погибнет. Надо платить по своим обязательствам, это неизбежно.

Константин Калиниченко: Как говорится, карточный долг — долг чести. Все эти обязательства, видимо, из той же самой оперы. Кстати, есть еще один момент, косвенно, а, может быть, и прямо касающийся «Псковпассажиравтотранса», — это требование профсоюзов по возмещению расходов при приобретении месячного проездного билета в городском транспорте для студентов в связи с удорожанием. Стоимость ведь возрастает существенно?

Ульяна Михайлова: Это, как говорится, бунт января. Председатель студенческого профсоюзного комитета Алена Козлова была как раз на этом общем собрании представителей трудового коллектива, она выступила с речью о том, что грядет подорожание проездного билета, есть необходимость либо с ценой «поиграться» в рамках ценообразования госпредприятия, либо всем выйти с обращением к администрации Псковской области за соответствующими компенсациями.

Константин Калиничено: Ее как-то услышали?

Ульяна Михайлова: Было еще интереснее: в ближайшее воскресенье после ее выступления ее пригласил руководитель государственного предприятия «Псковпассажиравтотранс» и провел с ней душевную беседу.

Константин Калиниченко: Душеспасительную.

Ульяна Михайлова: Именно. И отправил ее с ее требованиями в администрацию Псковской области.

Константин Калиниченко: Это еще не так далеко, как мог…

Ульяна Михайлова: Она предприняла все усилия туда сходить, мы данные предложения в согласительную комиссию сформулировали, основываясь на ее требовании. Сегодня вопрос по существу не решен. Но студенты — это еще более взрывная категория, чем, например, работники бюджетной сферы. Наши студенты сегодня пока заняты учебным процессом, но как только в январе произойдет увеличение цены проездного, тогда, друзья мои, придется общаться еще и этой недовольной социальной категорией граждан.

Радиослушатель: У меня вопрос к гостье. Предположим самый плачевный вариант — банкротится автобусный парк. Какие могут быть последствия для населения? Сколько может стоить билет на ближайшие полгода — год. Ваши прогнозы?

Ульяна Михайлова: Я предполагаю следующее: процедура банкротства и ее начало возможны, но мы, в силу закона, не сразу вмешиваемся в такую процедуру, как удовлетворение требований кредитора. Есть процедура наблюдения, мы предлагаем отчет оздоровления. Здесь велика сила трудового коллектива. Я считаю, неизбежно дополнительное финансирование. И я считаю, что его реально получить. И, кстати говоря, это тот редкий случай, когда интересы трудового коллектива, руководства предприятия и администрации Псковской области могут сойтись, потому что предприятию необходимы федеральные средства. Наше недовольство, социальный протест, гневные высказывания мы можем направлять в адрес Министерства финансов РФ и осуществлять правильную правозащитную кампанию, в том числе и коллективную. Что касается этой «черной» фантазии — предприятие обанкротилось в целом. У нас есть пример — Новгород. Они в полудобровольном порядке перешли на частный извоз, а сегодня предпринимают все усилия и восстанавливают государственное предприятие, потому что равноценно разделить коммерческие маршруты вместе с социальными на территории Псковской области и выдавать лоты как-то равноценно теоретически, конечно, можно, но я считаю, это завалит весь социальный подвоз в целом. У нас малонаселенные территории в Псковской области останутся без транспортного обеспечения, а школьники и сегодня в сомнительных условиях доезжают до образовательных учреждений. Я могу назвать сразу несколько муниципальных образований, где у нас не каждый день осуществляется подвоз. А частника ты не проконтролируешь никогда. Социальные нагрузки, пусть не в первом квартале, пусть не во втором, но в третьем пропадут однозначно.

Константин Калиниченко: Тем более, что система санкций очень неоднозначна.

Ульяна Михайлова: Совершенно верно. Ну внесут их в реестр недобросовестных исполнителей. В следующий раз возникнет другая транспортная компания и будет поступать точно так же.

Константин Калиниченко: У нас есть опыт и Новгорода, и опыт Великих Лук, где до сих пор ездят «Газели» — совершенно некомфортный вид транспорта. Существует угроза и районным перевозкам, и перевозкам по городу, когда какие-то не очень выгодные маршруты — ранние или, наоборот, поздние — частнику просто невыгодно осуществлять. Как повесить это на них обременением, неизвестно…

Радиослушатель: Добрый день. Николай Кузьмин. Хотел бы спросить: с учетом того, что митинг разрешили в центре города, означает ли это, что администрация Псковской области готова идти навстречу митингующим и что она корректно себя поведет или есть какие-то другие причины? Нам, например, никогда не разрешали проводить митинг в центре Пскова…

Ульяна Михайлова: Я считаю, что это случай. Случайно Цветков «проспал» период отказа по существу и переносу данного мероприятия.

Константин Калиниченко: Нужно, наверное, пояснить, о каком митинге идет речь.

Ульяна Михайлова: 22 декабря, в субботу, в 11 часов в центре города, на Октябрьской площади, возле памятника Ольге состоится митинг в защиту интересов трудового коллектива  ГППО «Псковпассажиравтотранс». Он разрешен. Отказа или предложения о переносе данного мероприятия в соответствующие нормативные сроки мы не получили, поэтому выходим по нашему заявлению.

Константин Калиниченко: Не опасаетесь, что вместо отказа приедет какая-нибудь антитеррористическая группа, которая заявит, что буквально 10 минут назад поступило сообщение о заложенном взрывном устройстве?

Ульяна Михайлова: Я не опасаюсь. Помните, как захватили Псковский облсовпроф, когда мы проводили молодежную акцию? Кто бы про нас знал? А теперь узнала вся страна. Поэтому будут какие-то саботажные действия, нелогичные, деструктивные, это придаст колорит данному мероприятию, и на федеральный уровень мы точно выйдем.

Константин Калиниченко: В продолжение вопроса Николая Кузьмина: на каком уровне сегодня находится диалог, во-первых, между профсоюзной организацией и органами власти администрации области и, может быть, лично ваш диалог с первыми лицами областной администрации?

Ульяна Михайлова: 25-го числа у нас назначено заседание трехсторонней комиссии по вопросам заработной платы работников бюджетной сферы. Я лично обратилась к губернатору с просьбой создать антикризисную комиссию с представителями трудового коллектива госпредприятия «Псковпассажиравтотранс», получила устное согласие. При необходимости, когда я проявляю инициативу, либо власть проявляет инициативу, проходят беседы, встречи, обсуждения по существу, отказа не было ни разу.

Константин Калиниченко: То есть контакт в принципе есть?

Ульяна Михайлова: Присутствует. Рабочий, нормальный.

Константин Калиниченко: Эта история примерно полуторамесячной давности о том, что сообщения, которые публиковались от имени облсовпрофа на сайте губернатора области ведерников.рф, мягко говоря, долго модерировались и куда-то исчезали.

Ульяна Михайлова: Они исчезли. Проблема осталась. Администрация Псковской области препятствует размещению публичных материалов на сайте губернатора. Мы ждем ближайшего удобного социального повода, чтобы об этом заявить громко, на всю Российскую Федерацию.

Константин Калиниченко: В завершение, Ульяна Александровна, что ждете от 2019 года?

Ульяна Михайлова: 2019 год для нас очень важен. Псковский областной совет профсоюзов вместе с нашими учреждениями намерен в два раза увеличить расходы на санаторно-курортное лечение наших членов, туризм, отдых. Мы не намерены сбавлять обороты нашей правозащитной деятельности, но намерены более внимательно отнестись к здоровью наших членов профсоюзов.

Константин Калиниченко: На этой оптимистичной ноте заканчиваем наш разговор. Ульяна Александровна, огромное спасибо. До свидания.

Ульяна Михайлова: До свидания, Константин, до свидания, уважаемые радиослушатели.

ИСТОЧНИК: ПСКОВСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

166 просмотров