Единство. Солидарность. Справедливость.

Ульяна Михайлова: Административное давление – это оценка качества работы профсоюзов

14.06.2017

В течение года на территории Псковской области развивался социально-трудовой конфликт, причиной которого стало отсутствие индексации заработных плат работников бюджетной сферы. Объявление этого конфликта Псковским областным советом профессиональных союзов стало неприятной неожиданностью для администрации Псковской области, которая долгое время была уверена, что находится в состоянии диалога с профсоюзной стороной. Но где та грань, после которой становится понятно, что диалог не дает результатов и пора переходить к активному протесту? Что происходит за этой гранью и что можно считать успехом в борьбе за свои права? Об этом мы сегодня беседуем с председателем Псковского облсовпрофа Ульяной Михайловой.

 «Не было такой бессовестной ситуации»

 — Ульяна Александровна, в истории профсоюзного движения региона есть примеры решения проблемы в результате социально-трудового конфликта? Или ваши социальные партнеры всегда стояли на позиции, что разговаривать с ними «через улицу» бесполезно, что вопросы решаются только путем взаимно вежливых переговоров за столом в администрации области?

 — Профсоюзная работа, хотя и строится в своей основе на социальном партнерстве, невозможна без разного рода конфликтов. У нашей команды первый, четко выраженный социально-трудовой конфликт состоялся в 2011 году, когда Псковский областной совет профессиональных союзов выдвинул в адрес администрации Псковской области вместе с профсоюзом работников государственных учреждений и общественного обслуживания требование об индексации должностных окладов работников муниципальной службы.

На тот момент это был первый опыт организации трудового конфликта на территории региона. Я понимаю, что само слово «конфликт» многими гражданами понимается, как явление, возникающее и развивающееся стихийно. На самом деле, он должен быть четко продуман и садминистрирован. В нашем случае — Псковским облсовпрофом. Безусловно, мы «подтягивали» этот конфликт к выборам декабря 2011 года. Уже в то время всему профсоюзному активу было понятно, что, сколько ни занимайся социальным партнерством, реальные результаты можно получить только в предвыборный период. Так же и в ситуации с повышением зарплаты муниципальным служащим. Переговорный процесс продолжался почти два года, но решить вопрос мы смогли только когда буквально за два дня до процесса голосования, в последний агитационный день, объявили митинг в поддержку данного требования. И случилось «чудо»: вице-губернатор Псковской области Максим Жаворонков, с целью купировать данный конфликт, сделал публичное заявление о внесении соответствующих изменений в нормативные акты об увеличении должностных окладов на 20%.

Таким образом, был сделан четкий шаг вперед в части защиты интересов трудящихся по конкретно выраженной категории лиц, по муниципальным служащим на территории Псковской области.

При этом 2011, 2012, 2013 года мы можем отнести к периодам, когда социально-трудовые конфликты относительно благоприятно сосуществовали с системой социального партнерства, когда в регионе формировался достаточно хороший социальный пакет для работников бюджетной сферы.

Так, в результате протестных мероприятий и переговорного процесса была существенно проиндексирована базовая расчетная величина в структуре заработной платы. Под «педагогическую льготу», которая в то время представляла 100-процентную компенсацию жилищно-коммунальных платежей работающих и проживающих в сельской местности, «подтянули» медиков, работников культуры, работников государственных учреждений социального обслуживания. До этого такого комплекта льгот у данных категорий работников не было. Также явные плюсы появились в системе оздоровления: мы получили на три года финансирование санаторно-курортного оздоровления работников бюджетной сферы по дополнительной социальной программе, которая была создана администрацией Псковской области совместно с Псковским облсовпрофом и нашими санаторно-курортными учреждениями.

На мой взгляд, это были значимые шаги вперед, поскольку в период 2010 – 2012 годов размер заработной платы работников бюджетной сферы увеличивался, увеличивались должностные оклады, стимулирующая часть заработной платы. И при этом наши социальные партнеры не прибегали к таким коварным, по нашему мнению, манипуляциям, как увеличение заработной платы за счет включения в ее структуру сельских льгот и т.п. А мы в это время могли контролировать увеличение заработной платы за норму рабочего времени. То есть не было такой бессовестной ситуации, когда заработная плата росла преимущественно за счет увеличения нагрузки на работника, за счет совмещения и совместительства, а по сути повышенной эксплуатации работника.

«Власть перестала слышать наши предложения за столом»

 — А сейчас ситуация именно такая – бессовестная?

— Принципиально она изменилась еще в 2014-2015 годах. В условиях очередного «кризиса» бюджетная сфера Псковской области в очередной раз стала переходить на «самую» новую систему оплаты труда. Уже буквально в первые месяцы существования этой новой системы стало очевидно, что зарплата бюджетников, несмотря на увеличение стабильной части заработной платы (тогда чуть увеличились должностные оклады, компенсационные выплаты), фактически снизилась. Она снизилась за счет того, что бюджетные учреждения не смогли в установленном порядке направлять 30% от фонда оплаты труда на стимулирующую часть заработной платы работников. И за счет невыплаты стимулирующей части заработной платы произошло ее уменьшение. Вот с этого момента, с этого переходного периода, с 1 июня 2015 года, стало понятно, что нормальное развитие системы социального партнерства в регионе закончилось. Власть перестала слышать профсоюзные предложения за переговорным столом. Участились случаи игнорирования отдельными чиновниками письменных обращений профсоюзной стороны. В нарушение всех регламентов нас могли вовсе не удостоить ответом, или прислать откровенную отписку.

И мы в 2016 году сделали первую активную демонстрацию своего несогласия с тем комплектом социальных реформ, которые бурно развивались в нормативном регулировании на территории региона. Причем первый шаг был еще продолжением социального партнерства. Мы начали сбор подписей по двум, на наш взгляд, основным вопросам: это размеры заработной платы и размер льгот – сельским труженикам и ветеранам труда. Но уже в 2016 году большинству профактива стало понятно, что возникновение социально-трудовых конфликтов на территории региона неизбежно. Стало понятно, что власть и работники (и профсоюзы, как их представители) при ведении переговоров находятся в разных системах координат. Первичные профсоюзные организации и отраслевые профсоюзы бюджетной сферы видели и фиксировали реальное снижение заработной платы, реальное уменьшение объема предоставляемых льгот работающим и проживающим в сельской местности и ветеранам труда, а в ответ со стороны администрации области, Псковского областного Собрания депутатов, представительных и исполнительных органов местного самоуправления получали заверения, что на самом деле всё справедливо и хорошо. По мнению власти, происходило и происходит улучшение состояния и социального самочувствия работников бюджетной сферы при увеличении фактической нагрузки на работника. Да, говорила власть, в здравоохранении нагрузка на одного врача достигла 2,5 ставок (если перевести в часы, то это 18 часов в день), но, ведь при этом его средний заработок в целых 1,5 раза превысил средний показатель заработной платы по области. Вот здесь и начала формироваться конфликтная зона.

«Требования профактива лояльные и даже умеренные»

— В какой момент стало понятно, что переговорный процесс себя исчерпал?

— Я напомню, что наш поход с вопросом «Как же вы живете, уважаемые работники бюджетной сферы?» закончился сбором подписей в количестве почти 7 тысяч в поддержку требования по заработной плате, 7 тысяч – по возврату льгот в том виде, в котором они существовали до 1 января 2016 года. И он продемонстрировал, что население не принимает эту реформу, не принимает такой подход, и возражает против изменений в оплате труда. И мы вынуждены были обратиться к такому механизму защиты прав работников, как коллективные действия. Все другие способы «ведения диалога» в системе социального партнерства мы к этому времени уже использовали: это переговоры в составе рабочих групп областной трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, переговоры с главами органов местного самоуправления, различные обращения в антикризисные комиссии при губернаторе, в комиссию по долгам по заработной плате, по зарплате в конвертах, которая существует при администрации Псковской области, и т.д.

Мы пытались довести до сведения власти, что выбранное ею направление реформ как минимум является несправедливым, а как максимум, по нашему мнению, просто нарушает нормы действующего законодательства путем эксплуатации работников ради сокращения бюджетных расходов. Именно поэтому мы были вынуждены перейти в публичную сферу. Помогать нашим профсоюзным активистам (я хочу сделать акцент на слове помогать), организовывать публичные мероприятия, помогать создавать публичные выступления, обращения, помогать в организации пикетов и митингов с главным требованием к администрации Псковской области: исполнить свою обязанность по индексации должностных окладов, причем таким образом, чтобы увеличение заработной платы было реальным.

И здесь я хочу обратить внимание на то, что требование наших профсоюзных активистов являются очень лояльными, даже умеренными. Ведь они заявили о необходимости проиндексировать должностные оклады на коэффициент официальной инфляции, то есть компенсировать утрату покупательной способности заработной платы в регионе. Они не требовали существенного увеличения зарплаты. Хотя мы уверены, что всем жителям Псковской области кажется вопиющей несправедливостью нарушение принципа: «за равный труд – равную оплату». Но если бы они боролись за данный принцип, то ориентиром их требований могли бы стать показатели зарплаты работников бюджетной сферы Ленинградской, Тверской областей, Санкт-Петербурга и Москвы. И, повторю, это могло бы прозвучать, если бы мы ставили вопрос об увеличении заработной платы. Но наши товарищи выдвинули другое требование – вернуть или сохранить покупательную способность имеющейся заработной платы.

— Получил ли публичный протест бюджетников поддержку в районах Псковской области?

 — Да, я считаю, что серия публичных мероприятий нашла свой отклик среди членов профсоюзов в регионе. Потому что мы смогли организоваться не только в городе Пскове и в городе Великие Луки, но и получить поддержку в органах местного самоуправления других муниципальных образований области. А это очень сложная задача, потому что в районах у профсоюзных активистов риски испытать административное давление за гражданскую активность намного выше. Нам известно о ситуациях, когда первоначально принятое решение о пикете в том или ином муниципальном образовании приходилось менять, потому что за инициативой провести уличные мероприятия следовали тревожные звоночки: представители работодателей оказывали давление вплоть до угроз лишить работы. В этих случаях приходилось прибегать к каким-то иным формам, например PR-акциям в интернете.

Но та реакция, которой все-таки нам удалось добиться со стороны губернатора, по нашему мнению, является следствием взаимодействия всего профсоюзного актива региона, результатом правильной организации всех мероприятий, проведенных до 6 апреля 2017 года.

— Поддержка протестов оппозиционными политическими партиями помогла профсоюзам или, скорее, повредила?

— Мы оцениваем взаимодействие с оппозиционными политическими партиями, которые отреагировали на наши публичные выступления, положительно. И в этой части ничего, кроме благодарности за поддержку профсоюзных требований, в их адрес высказать не можем.

Другое дело, что мы не получили ожидаемой нами реакции со стороны ведущей политической силы, партии «Единая Россия», и со стороны фракции «ЕР» в областном Собрании депутатов, но, по крайней мере, совесть наша чиста. Все наши промежуточные заявления, мнения от первичных профсоюзных организаций, районных, городских оформлялись и направлялись в адрес всех депутатов областного Собрания, независимо от их партийной принадлежности.

«Татаро-монгольское нашествие необходимо просто пережить»

— Тем не менее, именно со стороны партии власти звучала критика действий профсоюзной стороны – прежде всего, по поводу организации уличных протестов.

 — Да, к сожалению, парламентское большинство в этой части полностью солидаризировалось с исполнительной властью, которую, вполне очевидно, профсоюзная активность сильно задела. Безусловно, осуществляя активные публичные действия, мы ожидали ответной  негативной реакции со стороны органов исполнительной власти в адрес корпоративной системы Псковского областного совета профессиональных союзов. Ведь чем хороша и одновременно сложна наша корпоративная система? Мы не только представляем широкую систему профсоюзных организаций, но и являемся крупнейшим корпоративным хозяйствующим субъектом в регионе, мы являемся учредителями 7 юридических лиц, которые ведут хозяйственную деятельность в муниципальных образованиях Псковской области. Они представляют собой крупнейших добросовестных налогоплательщиков, являются крупнейшими работодателями – это наши санатории «Хилово», «Голубые озера», «Череха», туристические базы «Алоль», «Пушкиногорье», учреждения отдыха «Сороть» и «Соцтурпроф».

Но поскольку исполнительная власть считает, что она изначально «святее папы римского» и «имеет право на всё», то любые замечания в свой адрес, любые указания на ошибки и просчеты, публично озвученные кем-то, вызывают у ее представителей приступы ярости. И уже является традицией, что в случае проявления профсоюзной  активности атаке подвергается наша хозяйствующая система. 2017 год исключением не стал, если вспомнить раздувание скандала вокруг ситуации в санатории «Голубые озера».

Хотя история активной защиты работников санатория со стороны органов исполнительной власти нами оценивается в большей степени как положительный опыт. Потому что у нас действительно была задолженность по заработной плате. И, несмотря на то, что на день реакции со стороны товарища Жаворонкова она уже активно гасилась, определенный репутационный вред санаторию был нанесен. Но ни сам трудовой коллектив, ни руководство санатория не унывают, они успешно справились с кризисной ситуацией. Сегодня уже вошли в нормальный период функционирования, что связано с началом высокого сезона санаторно-курортного оздоровления и с тем, что Фонды (в частности, социального страхования) стали потихонечку перечислять средства в адрес санатория за уже осуществленное санаторно-курортное оздоровление лиц, которые направлялись по их линии в санатории.

Но и мы сделали выводы о работе органов исполнительной власти. Имея большие проблемы в сфере оплаты труда и не намереваясь решать надлежащим образом вопрос в отношении работников бюджетной сферы, они в очередной раз решили осуществить, не побоюсь такого слова, «наезд» на частный сектор экономики.

Реакция нашего профсоюзного актива была правильная. В адрес Псковского облсовпрофа, трудового коллектива санатория «Голубые озера», всех наших санаторно-курортных и туристических учреждений направлялись и звонки с выражением устной поддержки, и письменные обращения, в которых говорилось, что это «татаро–монгольское нашествие» необходимо просто пережить. И мы его пережили, хотя сегодня началась вторая волна – волна прокурорских проверок. Я полагаю, что этот путь мы пройдем успешно, это никак не повлияет на позицию Псковского областного совета профессиональных союзов, нашего профсоюзного актива, действующего в бюджетной сфере, в вопросах поддержки требований индексации заработной платы.

Тем более, что это традиционные шаги со стороны власти, которая в каждый период наших протестных мероприятий действует одинаково: в СМИ, поддерживаемых администрацией Псковской области, появляются «обличительные» материалы, некие «общественные эксперты», «известные публицисты», зачастую работающие или работавшие в администрации Псковской области, рассуждают о «плохих профсоюзах». И мы наблюдаем от 3 до 10 негативных информационных материалов, которые в течение 1-2 недель смакуются в зависимых от администрации  СМИ, а потом уходят в небытие.

«Собака лает – караван идет»

— Когда последний раз такое было?

— Я могу даже восстановить хронологию, по которой в течение шести лет Псковский облсовпроф испытывал  информационные атаки, организованные, по нашему мнению, с участием должностных лиц администрации Псковской области, как ответные действия за политическую и социальную активность облсовпрофа:

— в 2011 году (в ходе выборов в ПОС) после замечаний профсоюзов на вводимую систему оплаты труда работников бюджетной сферы (НСОТ);

— в 2013 — 2014 разногласия с ФНПР, связанные с уставными нормами и режимом существования профсоюзного имущества, на фоне борьбы за увеличение базовой расчетной величины работникам бюджетной сферы;

— накануне выборов председателя облсовпрофа в мае 2015 года, на фоне кампании по защите работников МП «Совхоз Шелонский»;

— «Пауэр» и товарищ Цветков, на фоне нашей борьбы за сохранение льгот бюджетникам работающим и проживающим в сельской местности, а также проведение правозащитной кампании по сохранению ГППО «Фармация»;

— ситуация текущего года по санаторию «Голубые озера», на фоне борьбы за индексацию должностных окладов работников бюджетной сферы и нашей позиции против снижения заработной платы их руководителей.

— Наблюдатели, кстати, могут не согласиться с вашим мнением, что такие «наезды» организованы администрацией Псковской области. Представители власти, как правило, «реагируют» на выступления как раз тех самых «представителей общественности», которые, в том числе, являются и представителями профсоюзного движения.

— Да, внутри нашей организации есть один «универсальный помощник» для разжигания конфликта внутри профсоюзной семьи – во всех случаях им выступает председатель областной организации профсоюза работников инновационных и малых предприятий товарищ Игорь Евгеньевич Иванов. В силу нашего устава на президиуме мы предоставляем всю информацию, все документы, в том числе касающиеся нашей хозяйственной деятельности. Эти документы также поступают и в распоряжение товарища «помощника» и немедленно доводятся до сведения иного круга лиц, в том числе должностных лиц администрации Псковской области. И снова вспыхивает информационная возня вокруг нашей организации.

— Но эта информация не является закрытой?

— На сегодня не является. Но 1-2 июня совет учредителей лечебно-профилактических профсоюзных учреждений, в состав которого входят представители  Псковского облсовпрофа и ФНПР, принял решение объявить информацию о финансово-хозяйственной деятельности конфиденциальной. Данное решение нашло поддержку у представителей ФНПР, и оно будет внесено на ближайший президиум и ближайший совет. По нашему мнению, такой подход к информации о хозяйственной деятельности наших учреждений поможет защитить трудовые коллективы и руководителей учреждений. Инициаторами данного решения стали руководители наших учреждений, и собственник видит в этом целесообразность. Мы ставим перед собой задачу защитить спокойствие наших работников и саму деятельность учреждений от попыток ее дестабилизировать. Потому что все санатории являются социально-значимыми учреждениями, а, следовательно, и работодателями на территории ряда муниципальных образований. Я скажу больше: сегодня в профсоюзных учреждениях отдыха и оздоровления текучесть кадров равна нулю. Это хороший показатель того, что там достаточно благоприятная социально-трудовая обстановка. Добавлю, что на сегодня ситуация с выплатой заработной платы в санатории «Голубые озера» полностью стабилизирована, это результат совместной работы трудового коллектива, руководства санатория, санатория «Хилово» и Псковского облсовпрофа. И это никак не связано с теми шагами, которые предпринимала администрация Псковской области. 1 июня прокуратура еще раз запросила информацию о ситуации по заработной плате в санатории, руководитель санатория сообщил, что задолженность полностью отсутствует. Кредиторская задолженность носит текущий характер.

Возвращаясь к моему мнению об организаторах информационных атак: ну давайте попробуем посмотреть на ситуацию честно — на территории региона существует социально-трудовой конфликт по ситуации с индексацией заработных плат работников бюджетной сферы. Профсоюзная сторона ведет борьбу за его разрешение в пользу работников, и на нас тут же надвигается волна критики в информационном пространстве. Критика частично справедливая, но на этом фоне понятно, что это ответная реакция чиновников на организацию борьбы за индексацию должностных окладов работников бюджетной сферы. Но Псковский облсовпроф по итогам встреч с нашим профсоюзным активом принял решение продолжить работу по принципу «собака лает – караван идет». Никакие хозяйственные сложности не повлияют на нашу решимость продолжать поддерживать повестку, которую мы создали, и работать на защиту интересов работников бюджетной и внебюджетной сфер, нашего профсоюзного актива.

«Сейчас очень сложно быть уверенным в ранее достигнутых договоренностях»

 — Но решение об индексации должностных окладов бюджетников уже принято. Во всяком случае, на словах. Какую борьбу и за что продолжают профсоюзы Псковской области?

— Мы выдвинули ряд дополнительных требований. Они уже тоже получают обратную реакцию со стороны соответствующих должностных лиц, но, к сожалению, не ту, на которую мы рассчитываем. Так, вице-губернатору Максиму Жаворонкову в рамках его полномочий было предложено отработать вместе с нами позицию по вопросу повышения должностных окладов работников муниципальной службы. Для нас очевидно, что данная категория, особенно с учетом приближающихся выборов в муниципалитетах и выборов президента РФ, является важной категорией, которая имеет влияние на уровне местного самоуправления. Но товарищ Жаворонков направил нам отказ, в котором обосновал невозможность увеличить должностные оклады этой категории служащих соглашением с Министерством финансов. При этом даже не предложив вступить в переговоры, не предложив вариантов хотя бы поэтапного повышения окладов муниципальных служащих. У нас эта позиция вызывает крайнюю настороженность, и мы решили направить этот ответ в первичные профсоюзные организации, которые объединяют соответствующую категорию работников. Подождем их предложений, и начнем защищать интересы этой группы трудящихся с использованием всех имеющихся ресурсов.

Кроме того, мы направили  в адрес областного Собрания депутатов ряд предложений, одно из которых заключалось в создании для взаимодействия с профсоюзной стороной межфракционной рабочей группы «Солидарность». Мы его обосновывали тем, что профсоюзное движение обладает такой ярко выраженной особенностью, как объединение граждан различных партийных взглядов. И работать, замыкаясь только на «Единую Россию», нашей организации крайне сложно. От наших профсоюзных активистов поступают запросы на взаимодействие со всеми политическими силами. Мы полагали, что на территории Псковской области можно транслировать положительный опыт работы Государственной Думы, где впервые была создана и много лет успешно функционирует межфракционная группа «Солидарность». Для нас удивителен отказ, который мы получили от председателя Собрания Александра Котова. Он мотивирован тем, что в Регламенте областного Собрания отсутствует норма о создании межфракционных групп. Но, на мой взгляд, это чистой воды отписка. Тем более что ее автор недавно укорял профсоюзное движение региона в неспособности вести переговоры, решать вопросы в системе социального партнерства и, по сути, в злоупотреблении правом на митинги и пикеты. А поправки в Регламент вносит само же областное Собрание.

— А вы можете инициировать такую поправку?

— Я против инициирования ради инициирования. Если по первой реакции уже совершенно понятно, что мое предложение не пройдет, то я не буду пытаться его внести. Если на такой стадии обсуждения мы получаем категорический отказ от руководителя Собрания, то понятно, как проголосует большинство – фракция «Единая Россия». Но мы попробуем еще раз выйти в областное Собрание с соответствующим обращением профсоюзов, более широко представить наши аргументы в пользу того, почему наше объединение нуждается в такой площадке для ведения переговоров, обсуждения изменений в документы, регулирующие социально-трудовые вопросы. И проведем индивидуальную работу с депутатами областного Собрания.

Кроме того, мы ожидаем решения по нашему предложению по поправке в закон о системах оплаты труда, где нами предложено в обязательном порядке предусмотреть индексацию должностных окладов ежегодную и вернуть полномочия по принятию соответствующих решений Псковскому областному Собранию депутатов. Эта инициатива уже внесена в Собрание, очевидно, она попадет на следующую сессию. Но, к сожалению, с высокой долей вероятности могу предположить, что администрация области даст отрицательное заключение на данный законопроект. И мне будет очень жаль, если не будет положительной реакции со стороны депутатов в целом, но нас это не остановит. Мы эту инициативу внесем повторно, потому что она, на мой взгляд, ключевая, с точки зрения обеспечения индексации должностных окладов работников бюджетной сферы. А в этом случае мы добиваемся, как я говорила ранее, сохранения покупательной способности заработной платы в целом.

Остается не внесенным в качестве законопроекта очень важный с общественной точки зрения документ – это закон о гражданских инициативах. Мы ждем реакции со стороны должностных лиц Псковского областного Собрания, и попробуем вносить ее в качестве нормативной инициативы.

— Что касается исключения зависимости объема компенсации на ЖКУ для сельских специалистов от занимаемой ставки – здесь какое-то движение есть?

— Шаг номер один, о котором мы условились (хотя сейчас очень сложно быть уверенным в ранее достигнутых договоренностях на 100%) – это исключение зависимости льготы от нагрузки. Мы ожидали создания нормативного документа, до сих пор его не дождались. И направили в адрес губернатора (поскольку это может быть исключено его постановлением) на прошлой неделе очередное предложение сделать это. Думаю, через месяц у нас будет четкое понимание: состоятся эти изменения или нет. Хотя в рамках рабочей группы трехсторонней комиссии нас заверили, что принципиальное согласие на такую поправку имеется. Ждем фактических изменений в постановление администрации Псковской области.

И это мы еще не берем в расчет те проблемы, которые ставит перед нами профсоюзный актив дополнительно:

— льготное лекарственное обеспечение,

— необоснованный рост тарифов,

— проблема с завышенной кадастровой стоимостью земли.

Все это наша дополнительная повестка, от которой мы не имеем права отойти, поскольку от этого зависит авторитет профсоюзного объединения, доверие к нему трудовых коллективов, а значит и профсоюзная численность. Так что и по этой повестке мы работу продолжим. А, следовательно, в июне-июле снова ожидаем «реакции» органов исполнительной власти на активность нашего объединения.

— Предполагаете, какой будет эта реакция?

— Традиционной. То есть это может быть прямое или косвенное давление на Псковский облсовпроф и наши хозяйствующие субъекты. Но я уже говорила, что такие последствия для нас являются очевидными и ожидаемыми. А еще они становятся своеобразной оценкой качества нашей работы: если в подконтрольных администрации области СМИ нет атаки на профсоюзную сторону, значит, мы плохо поработали, не до конца выложились, не четко сформулировали нашу позицию и не полностью использовали наш ресурс (человеческий, организационный, финансовый), чтобы защитить требования, представленные первичными профсоюзными организациями и членами профсоюзов региона в целом. Посмотрим, как нас оценят на этот раз.

Беседовала Елена Ширяева

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

312 просмотров