Единство. Солидарность. Справедливость.

Психологический терроризм

15.09.2017

Такую личную неприязнь

я испытываю к потерпевшему,

что кушать не могу…

Из к/ф «Мимино»

 

 

В начале сентября 2017 года Российскую Федерацию охватила волна «телефонного терроризма». По заявлению ряда СМИ, значительное количество звонков о «заминированных зданиях» пришли из ближнего зарубежья. Каким образом справиться с таким видом «терроризма», это задача правоохранительных органов; виды и размер наказания за подобного рода действия определен законодательством. Но существует другая форма бытового «терроризма», которая не подлежит юридическому регулированию. Данная форма террора характеризуется крылатой интернетовской фразой: «Юридически подкованный пенсионер за вознаграждение доведет до истерики соседей или любую организацию письменно или по телефону!» Действительно, если хорошо постараться, то можно завалить жалобами на действительные и мнимые огрехи в работе выбранного лица либо организации всевозможные контролирующие и иные органы, вплоть до Генерального секретаря ООН. В итоге соответствующий орган на основании своих регламентов обязан отреагировать на «сигнал с мест» и, даже если проверка в организации, на которую поступил «донос», проводилась буквально вчера, снова должен сформировать комиссию и «проверить достоверность поступившего обращения». В итоге массированной травли учреждения его нормальное функционирование прекращается, поскольку сюда одна за другой приходят комиссии. А зная негласное правило, по которому комиссия обязательно должна хоть что-то «найти», наш анонимный или нет «террорист» может гаденько потирать ручки: «Вот не дам вам работать!» Еще лучше для такого «террориста», если должностные лица данного учреждения отправятся в больницу или на кладбище в результате такого акта терроризма. Ведь ему-то, «террористу», за причиненный вред здоровью или доведение до смерти ничего не будет. Не предусмотрено это законодательством.

Вот и в Псковской области, оказывается, находятся такие «террористы». На сайте Губернатора Псковской области А.А. Турчака с 10 июля 2017 года некто А. Воронов развернул травлю ГБОУ ПО «Пушкиногорская санаторная школа-интернат». Данный «бдительный гражданин» на протяжении двух с лишним месяцев «разоблачает» грехи учреждения, приводя разного рода доводы. Вплоть до откровенно надуманных: например, по мнению господинчика Воронова, Попечительский совет образовательного учреждения «не законен», поскольку в него входит пенсионер. Он не утруждает себя проблемой ознакомиться с нормативными документами, регулирующими деятельность попечительских советов в учреждениях образования. Он сказал «не законен», вот пусть теперь попробуют доказать обратное. («Положение о попечительском совете подразумевает, что в его состав имеют право входить все участники образовательного процесса. К ним относятся родители учащихся (либо законные представители) и другие физические лица. Например, представители местных органов власти и организаций любых форм собственности, заинтересованные в эффективном развитии образовательного учреждения и обладающие общественным авторитетом в его коллективе». http://fb.ru)

Самое забавное, что любые аргументы в пользу учреждения и его руководства отвергаются подобного рода социопатическими типами еще на стадии формирования. Никаких положительных мнений в отношении преследуемых, по мнению «бытового террориста», быть не может. Вообще. Никогда!

Даже если выездная комиссия установит нечто иное, перевозбужденный социопат просто не воспримет их аргументы.

Например, на сайте размещена информация: «Комиссия сделала вывод, что по многим жалобам уже были проведены проверки контролирующих органов, по их предписаниям и представлениям проводится работа, и указанные предписания будут исполнены в установленные сроки. По состоянию материально-технической базы спального и учебного корпусов комиссия отметила их хорошее состояние, а также укомплектованность оборудованием».

Комиссия установила, что «указанные Вороновым А.Н. замечания и претензии не всегда имеют основания для проведения проверок, не всегда подтверждаются; указанные замечания не влияют на качество предоставляемых образовательных услуг». Общественный Совет отметил агрессивное поведение Воронова А.Н. при общении с членами комиссии. На основании установленных фактов комиссия сделала ряд выводов, в частности:

— В суждениях, претензиях и замечаниях, высказанных Вороновым А.Н. в ходе общения, видна личная неприязнь к директору школы, желание показать в невыгодном свете все преобразования, проведенные педагогическим коллективом и администрацией школы за последние 4-5 лет.

— Во время разговора Воронов А.Н. вел себя агрессивно, … пытался давить на мнение членов комиссии…

— Большая часть обвинений Воронова А.Н. в адрес администрации учреждения голословны, о чем свидетельствуют заключения контролирующих органов, проводивших проверки школы-интерната с марта по август 2017 года.

Комиссия отметила высокое качество работы коллектива и администрации школы-интерната, хорошие результаты их деятельности, которые получили высокую оценку региональных и федеральных педагогических коллективов, профессиональных групп, посещавших учреждение и знакомившихся с его работой. В то же время комиссия отметила, что поток жалоб и претензий Воронова А.Н. мешает нормальной работе педагогов, нервирует людей, создает нездоровый климат, влияет на формирование негативного образа коллектива учителей и руководителя в глазах местного сообщества. Это недопустимо, т.к. противоречит реальной ситуации…

Необходимо оградить педагогов и администрацию Пушкиногорской санаторной школы-интерната от такого потока проверок и комиссий, которые повлекли за собой жалобы Воронова А.Н.».

Выводы комиссии однозначны: наблюдается «личная неприязнь», «агрессия» и «попытки давить на мнение членов комиссии». Кто-нибудь по наивности поверит в то, что, получив такой ответ членов комиссии, «бытовой террорист» прекратит преследовать учреждение. Да ни в коем случае! Чаще всего агрессия и стремление «покарать» перекинется еще и на членов комиссии, посмевших усомниться в правоте его слов.

Что делать в таком случае? В нашем «гуманном обществе» — ничего. Терпеть и ждать, пока «ясный взор борца» переключится на что-либо другое.

Однако в завершение сегодняшней «Точки зрения» хотелось бы добавить несколько капель дёгтя и в адрес учреждения. Каким образом лицо, не имеющее непосредственного отношения к образовательному процессу в специализированном учебном заведении (санаторная школа-интернат, между прочим, где учатся дети с ослабленным здоровьем), извините за просторечное слово, шляется по территории учебного заведения, когда и где пожелает? В детских оздоровительных лагерях четко устанавливаются дни посещения родителями учащихся, места их встреч. В лечебных учреждениях допуск взрослых к больным, ослабленным детям ограничен из-за возможного внесения инфекций. В общеобразовательных школах в связи с системой антитеррористической безопасности вход родителей без соответствующего пропуска к месту учебного процесса запрещен. Почему же господин Воронов в Пушкиногорской санаторной школе-интернате без специального пропуска, не являясь членом педагогического коллектива, «водит» комиссии по всем помещениям? За ясность взора?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

452 просмотров