Единство. Солидарность. Справедливость.

Конверты счастья

25.07.2017

Запечатана в конверте,

В скалах спрятана, в горах…

(Дмитрий Кожинов.

«Что такое в конверте слова?»)

 

Отчего-то мало кто в общественно-политической среде Псковской области обратил внимание на неоднократно сказанные губернатором Псковской области слова о том, что статистические данные о последнем месте Псковской области в Российской Федерации по уровню благосостояния не соответствуют действительности, поскольку, мол, в регионе многие «выплачивают зарплату в конвертах».

Очень занимательное утверждение из уст должностного лица уровня губернатора области. Тем более занимательное в свете того, что согласно той же статистике заработные платы работников бюджетной сферы Псковской области находятся в последней пятерке субъектов Федерации. Или здесь Государственное управление образования и муниципальные органы самоуправления тоже выдают заработную плату в конвертах? Похоже, что нет. Откуда такое предположение? Оно следует из развития переговорного процесса о Региональном соглашении о минимальной заработной плате.

В подписанном в декабре 2016 года соглашении, которое действует в 2017 году, было установлено, что для работников государственных учреждений и государственных унитарных предприятий, муниципальных учреждений и муниципальных предприятий, лиц, работающих в социально ориентированных некоммерческих организациях, у субъектов малого предпринимательства и работников, относящихся к вспомогательному персоналу иных предприятий, размер региональной «минималки» будет соответствовать размеру установленного правительством РФ МРОТ.

Работники, не попавшие в данный перечень, должны были получать заработную плату не менее установленного в Псковской области прожиточного минимума трудоспособного населения. Это в том случае, если руководители предприятий, попадающих в данный перечень, не подавали в установленные соглашением сроки аргументированного отказа от выполнения соглашения.

Включение этого положения вызвало в 2016 году бурную негативную реакцию у бизнес-сообщества. При этом частыми были такие «аргументы»: на нашем предприятии все получают зарплату выше средней по области, но вводить «минималку», равную прожиточному минимуму, нельзя, это больно ударит по бизнесу, особенно по малому.

Оказалось, что и понятие «малый бизнес» для Псковской области весьма расплывчато. И микропредприятие с числом работников менее 10, и предприятие с числом работников в 80-90 человек – это всё «малый бизнес».

Если же взять и вычесть все категории, которые не попадали под региональный минимальный размер заработной платы, а оставались на федеральном МРОТ, всё количество работников, минимальная заработная плата которых в 2017 году должна была быть 11 450 рублей, составит менее одной пятой трудоспособного населения. (Необходимо сразу уточнить: количество лиц, получающих заработную плату более 11 450 рублей, значительно больше в силу того, что и в организациях, оставшихся с федеральной «минималкой», некоторые работники получают более 11 450 рублей, например, за работу на две и более ставки).

Забавными бывают аргументы представителей регионального бизнеса, в разных местах утверждающего разные истины. И еще более забавным бывает на них смотреть, когда их ловят «на горячем». Так, в Псковской области действует комиссия по согласованию квот приглашения иностранной рабочей силы на псковские предприятия. В эту комиссию входят представители различных общественных и государственных структур, в том числе и Пенсионного фонда, налоговой службы и др. И когда на скромный вопрос кого-нибудь из членов комиссии: «Какая зарплата на вашем предприятии?» слышится бодрый ответ: «12-15 тысяч», тут же комментарий налоговой: «Позвольте, но вот в отчете вашей организации за прошлый налоговый период значится, что все получают зарплату, равную МРОТ?». Вот тут-то представители бизнеса и тушуются…

Как-то само собой складывается, что в отчетах и, самое главное, в отчислениях наш бизнес указывает одни показатели, а в рекламных проспектах и личных контактах – совершенно другие.

И летом 2017 года, когда вновь началось обсуждение проекта соглашения о минимальной заработной плате в Псковской области, слова бизнес-сообщества вновь стали расходиться с их же предоставленными данными.

10 июля 2017 года на очередном общем собрании РСПП Псковской области было заявлено: «Не секрет, что уровень зарплат в Псковской области является одним из самых низких не только по стране, но и на Северо-Западе. Рост зарплат начинается тогда, когда отмечается рост экономики, но мы не можем похвастаться такими результатами. Поэтому мы предлагаем подождать с подписанием изменений, которые оговариваются в соглашении».

Однако по данным Росстата, озвученным представителями администрации Псковской области, рост экономики в Псковской области наблюдается уже около года, и темпы роста экономики превышают показатели иных субъектов Северо-Западного федерального округа.

Выходит, что в отчетах для получения финансовой поддержки от властей и банков предприниматели указывают рост экономических показателей, но как только речь заходит о повышении заработной платы работникам, а на самом деле о повышении легализации этих зарплат со всеми сопутствующими начислениями, так у бизнеса «кризис продолжается».

Ситуация типична для капиталистических отношений, давно и подробно описана у «классиков». Бизнес для увеличения собственных доходов всячески старается снизить расходы на персонал. Уменьшить заработную плату, перевести часть ее в натуральный вид, через «заводскую лавку» и выдачу продуктов «под запись» с установлением завышенных цен на товары заниженного качества и т.п. Понятно, что со времен, описанных «классиками», прошло уже более ста лет, и капитализм несколько видоизменялся под воздействием разных причин. Но сегодня бизнес вновь начинает наступление на социальные достижения прошлых лет. И транснациональные корпорации, и сетевые холдинги, а вслед за ними и «малый бизнес» для уменьшения социальных и налоговых выплат идут на подлог и «зарплату в конвертах».

Есть факты, когда действующее предприятие фактически насчитывает семьдесят с лишним работников, а в Пенсионном фонде страховые данные есть только на троих. И люди, прекрасно зная, что в их, забытом государственными властями районе больше некуда устроиться на работу, а пособие по безработице выплачивается ограниченный по времени срок, и его размер вызывает улыбку и слезу отнюдь не радости, идут на работу без официального оформления. Без больничных листов и пенсионного страхования.

На таком фоне инициатива о включении в число предприятий, обязанных выплачивать минимальную заработную плату в размере прожиточного минимума трудоспособного населения, и предприятия с численностью работников от пятнадцати является явно положительной. И для властей, и для работников.

Вот только у бизнеса всегда есть известный уже сотни лет способ не делать этого. Просто закрыть предприятие. И тогда работники и государство останутся в проигрыше, а «предприниматель», пересчитав свои «накопления», найдет другой способ их нарастить, за счет других, естественно. Например, открыв вместо одного предприятия с тридцатью работниками, три с десятью…

Выходит, губернатор прав? Для Псковской области действительно актуально явление «зарплат в конвертах»? Исходя из реакции бизнес-сообщества на инициативу социальных партнеров по параметрам Регионального соглашения о минимальной заработной плате в Псковской области, вполне вероятно.

Для того чтобы в значительной степени нивелировать негативную ситуацию, из нашей «Точки зрения» видится один шаг, которого давно добиваются профсоюзы, но бизнес-лобби в правительстве РФ не позволяет его сделать – установить общефедеральный МРОТ, равный прожиточному минимуму трудоспособного населения, что уже более 15 лет как прописано в Трудовом кодексе, но так и не реализовано.

А пока работники многих предприятий частного бизнеса получают зарплату «в конвертируемой валюте». И многие работники верят в то, что могут исполниться слова песни группы «Город 312»:

Я отправлю пустой конверт случайным голубем,
Буду верить, что возвратится он переполненным,
И останусь наедине со своей молитвою…

Ну, что ж… Как тоже говорили «классики», правда, немного иные, «молитвами живем».

Андрей Хришкевич


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

58 просмотров