Единство. Солидарность. Справедливость.

Есть такая партия (заметки на полях)

11.07.2017

Сегодня «Точка зрения» коснется вопроса, казалось бы, далекого от псковской региональной тематики. 5 июля 2017 года в Москве состоялся IV съезд всероссийской политической партии «Союз Труда», на котором были подведены итоги первых 5 лет становления партийных структур. За это время у партии были и промахи, и достижения, к последним можно отнести наличие в шести регионах страны муниципальных депутатов, представляющих «Союз Труда». Это Псковская область, Дагестан, Башкортостан, Пермский край, Приморский край, Сахалин.

Однако на выборах в органы государственной власти любым кандидатам не от «ведущей политической силы», которую возглавляет Председатель Правительства РФ, выстраиваются непреодолимые преграды. Так, в Новгородской области весь список кандидатов в депутаты областного Собрания был снят на основании того, что два человека, вместе с другими собиравшие подписи в поддержку списка, оказались членами участковых избирательных комиссий. Самая «суровая» Челябинская область на уровне областной избирательной комиссии, а затем и на уровне областного суда установила, что пожертвования партии, поступающие от профсоюзных организаций, относятся (приз в студию!) к БЮДЖЕТНОМУ финансированию. И основанием этому заявлению является то, что членские взносы в профсоюзы платят в том числе бюджетники, а они из регионального бюджета получают заработную плату, из которой и выплачивают один процент в виде членских взносов. Таким образом, суровый челябинский судья постановил, что из бюджета финансируются все магазины и парикмахерские, ведь туда приносят свои деньги в том числе и бюджетники.

К сожалению, в последнее время судебная система в России становится все более позвоночной (от слов «по звонку»). Записанное в Конституции Российской Федерации утверждение о «независимости» суда все больше вызывает смех у тех, кто сталкивается с этими структурами. «Точка зрения» уже писала о том, что, согласно определению республиканского суда Карелии и Верховного суда РФ, МРОТ, устанавливаемый Правительством РФ для всей территории страны, уже содержит «северные надбавки и выплаты». Если перевести на нормальный язык, следует, что любой житель страны, у кого заработная плата рассчитывается с учетом МРОТ, живет в «северных условиях», даже в Краснодарском крае и Крыму. Теперь осталось подтвердить в Верховном суде принцип, что любая организация, в которой может оставить свои деньги человек, получающий зарплату из бюджета, из него же и финансируется.

Как видим, стремление властных структур любым способом «держать и не пущать» общественно-политические силы, выступающие в интересах не так называемой «элиты», а большинства населения, простых работников, крепнет по мере расширения аппетитов этой самой «элиты». И нет ничего удивительного, когда власть в стремлении «наполнить бюджет» (в первую очередь для того, чтобы было что «пилить» и было что «откатывать») увеличивает произвольно налоги на землю садоводческих товариществ, на объекты недвижимости, так называемые «офисные центры». При этом, сколько ни выступают профсоюзы за введение в стране прогрессивной шкалы налогообложения, Правительство неизменно отвечает отказом. Ничего удивительного в этом нет, ведь это именно руководители государственных корпораций получают почти по миллиону рублей В ЧАС. Это руководители государственных структур, в которых работники едва могут заработать прожиточный минимум, выписывают себе многомиллионные премии. Это родственники и друзья членов Правительства и в кризис становятся «долларовыми миллионерами» и «миллиардерами». Число таковых за 2016 «санкционный» и «кризисный» год выросло на 10%.

А в это время в Псковской области высокопоставленный чиновник заявляет: «Реальная зарплата снизилась по сравнению с 2016 годом на 7%. Необходим глубокий анализ причин, почему так произошло и как найти общее решение, чтобы исправить ситуацию». Ведь, на взгляд чиновника, объективных причин к такому снижению уровня доходов населения в Псковской области нет. Логика из разряда решений Верховного суда –  «снижение есть», но поскольку «причин для него нет», то «будем разбираться».

Именно с такой «логикой» и таким «положением» должна бороться профсоюзная партия. К сожалению, в профсоюзной среде, и это, естественно, затрагивает и профсоюзную партию, все еще довлеет сложившееся в годы «перестройки» и укрепившееся в «лихие девяностые» положение о том, что для сохранения «внутренней стабильности» необходимо «искать консенсус» (помните, это именно его искал первый и последний Президент СССР, у которого «Николай Иванович у курсе») в рамках «социального партнерства».

Призрачное «социальное партнерство» могло еще существовать в начале девяностых, когда трудовые коллективы, представляемые профсоюзными организациями, вместе с «красными директорами» могли пытаться «договориться» с «гарвардскими мальчиками» из команды Гайдара-Чубайса. Но после того, как вместо «каждому по автомобилю «Волга» в виде «ваучера»» прошли «залоговые аукционы» и предприятия оказались «приватизированы» не работниками – держателями «ваучеров», а неизвестными структурами, после того, как произошло стремительное врастание чиновников в образовывающуюся олигархическую структуру, «решение вопросов в рамках социального партнерства» превращается в фактическое предательство большей части населения страны. И если профсоюзы России, как структура огромная, инертная, связанная значительным количеством различных табу, продолжают действовать в системе «социального партнерства», политическая партия, как структура мобильная, должна взять на вооружение идеологию более решительной борьбы за права работающего населения.

Работающего, в первую очередь, по найму. И сегодня уже нет необходимости делать различие между теми, кто работает на частные структуры, и теми, кто работает в муниципальных и государственных структурах. Сегодня и Правительство, и бизнес стремятся минимизировать издержки, увеличить доходы за счет УСИЛЕНИЯ ЭКСПЛУАТАЦИИ работников. Это четко прослеживается по целому ряду показателей.

Например, в рамках «социального партнерства» в Псковской области было подписано Соглашение о минимальном размере заработной платы на территории региона. И что мы видим? В Соглашении «социальные партнеры» псковских профсоюзов закрепили в качестве нижней планки заработной платы в регионе размер регионального «прожиточного минимума». Ну, правильно, логика в этом есть. «Прожиточный минимум» – это некий показатель, при котором работающий человек может восстановить потраченные в ходе труда внутренние ресурсы. При этом, естественно, никто не желает слушать профсоюзы, которые говорят, что работающий человек должен не только сам не «пухнуть с голода», но и детей кормить. Тем самым минимальный размер заработной платы должен включать сумму прожиточного минимума взрослого человека и ребенка. Тут «социальные партнеры» сразу резко теряют слух.

Так вот, по упомянутому Соглашению региональный прожиточный минимум в качестве «минимального размера заработной платы» распространяется только на тех, кто работает в частном секторе на предприятиях среднего и крупного бизнеса. Для тех, кто трудится на предприятиях «малого бизнеса», а таковых в Псковской области подавляющее большинство, минимальный размер заработной платы может быть менее «прожиточного минимума»; в бюджетных организациях он должен быть равен общегосударственному МРОТ, а в сельском хозяйстве может быть и менее МРОТ.

И после этого региональные чиновники вслед за Правительством в один голос твердят о «соблюдении социальных обязательств». В чем здесь «социальность»? В системе палочных трудодней в сельском хозяйстве? Когда работники в сельской местности должны выживать за счет личного подсобного хозяйства, где они должны трудиться «за пределами рабочего времени», а в течение «рабочего времени» должны, по сути, отрабатывать «барщину», за которую им, может быть, что-то заплатят…

Когда работники бюджетных организаций, для того чтобы выжить, вынуждены работать на полторы, две и более ставок. При этом еще и «помогая» чиновникам «отчитываться» о выполнении «дорожной карты»».

Когда представители частного бизнеса на заседании областной комиссии «проговариваются» о том, что им нужны 1200 иностранных работников для того, чтобы «они проживали на территории предприятия, отоваривались в заводских лавках и работали по две смены, получая МРОТ за каждую смену». Чем положение этих рабочих в «социальном государстве» отличается от положения рабочих в 1903 году, при «проклятом царизме»? Самое интересное, что и сегодня, как и в 1903 году, за попытку создать профсоюзную организацию на таком предприятии активисты рискуют работой, а иногда и здоровьем, и жизнью.

Таким образом, после первого этапа – этапа становления политической партии как структуры – «Союз Труда», может, и должен заявить: «Есть такая партия!» Партия, реально защищающая права трудящихся, а не «вяло барахтающаяся в объятиях «социальных партнеров»».

«Точка зрения» приглашает к дискуссии всех, кто неравнодушен к усиливающейся в «социальном государстве» эксплуатации трудящихся со стороны правящих чиновничье-олигархических структур.

Андрей Хришкевич


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

279 просмотров