Единство. Солидарность. Справедливость.

К Всемирному дню охраны труда: как обеспечить безопасность людей в период борьбы с коронавирусом?

29.04.2020

28 апреля – Всемирный день охраны труда. Впервые профсоюзное объединение Псковской области отметило его в удаленном режиме: в пресс-центре Псковского облсовпрофа  лидер псковских профсоюзов Ульяна Михайлова, главный технический инспектор труда Псковского облсовпрофа Елена Никифорова и наш ведущий эксперт по оценке условий труда и аттестации рабочих мест Дмитрий Андреев обсудили важнейшие вопросы охраны труда. Причем вопросы крайне актуальные, продиктованные той ситуацией, в которой оказались все мы (и работники, и работодатели) из-за рисков распространения коронавирусной инфекции. Предлагаем вашему вниманию текстовую версию состоявшейся дискуссии: о проблемных вопросах охраны труда на территории Псковской области сегодня – для тех организаций, который продолжают работу в условиях борьбы с коронавирусной инфекцией и для тех организаций, которые планируют приступить к работе после окончания действия ограничительных мер.

Обязан ли работодатель покупать нам маски, перчатки и санитайзеры?

Елена Никифорова: Сегодня часто задается вопрос: а обязан ли работодатель в условиях пандемии предоставлять работникам такие средства индивидуальной защиты как маски, перчатки, а также дезинфицирующие средства и обязан ли он производить ежедневное измерение температуры у работников? Отвечая на него, напомню, что охрана труда – это система сохранения жизни и здоровья работников в процессе их трудовой деятельности. Обязанности работодателя регламентирует 212 статья Трудового кодекса РФ, в которой прописано, что работодатель обязан обеспечить безопасность работников и приобретение средств индивидуальной защиты. Также работодатель обязан обеспечить санитарно-гигиенические мероприятия. Поскольку сегодня защитные маски, перчатки и другие средства относятся к средствам обеспечения безопасности работников в процессе трудовой деятельности, то мы считаем, что работодатель обязан за счет собственных средств всё это работникам предоставлять.

Ульяна Михайлова: Я думаю, что наш профактив и работодателей интересуют и конкретные механизмы: как создать конкретный норматив по данному обеспечению, какие конкретно документы надо создать в организации, чтобы эти расходы могли быть отнесены к затратам, и какие конкретно средства защиты надо закупать? Например, про маски нам задают вопросы: возможно ли использование только медицинских масок либо возможно использование масок, которые не сертифицированы как средства медицинской защиты?

Елена Никифорова: Относительно документации: сейчас объем работы для специалистов по охране труда, безусловно, возрос. Потому что необходимо дополнительно разработать документацию, связанную именно с нынешними условиями. В каждой организации уже должен быть разработан приказ или распоряжение, в котором работодатель должен конкретно указать, чем должны заниматься различные структурные подразделения: какая структура закупает маски, перчатки, дезинфицирующие средства и так далее; какая структура и в каком порядке занимается уборкой помещений – всё это должно быть отражено в приказе или распоряжении. Вносить изменения в действующие инструкции по охране труда, на наш взгляд, нецелесообразно, поскольку рано или поздно эпидемия закончится. Поэтому я считаю, что достаточно разработать общую инструкцию по правилам использования средств индивидуальной защиты в текущих условиях. Естественно, все работники должны быть ознакомлены с данной инструкцией под роспись, должны использовать все предоставляемые работодателем средства индивидуальной защиты, соблюдая все указанные условия (в течение какого времени носить маски, как часто применять дезинфицирующие средства и так далее). Насчет защитных масок: одноразовые рекомендуется менять каждые 2-3 часа, если маски многоразовые, то необходима их ежедневная стирка, сушка, глажка и дезинфекция – за счет работодателя. Но нормативов на сегодняшний день по этим маскам нет. Буквально вчера я слушала вебинар, на котором озвучивали степень защиты масок. Степень защиты медицинской маски от 63 до 80%, респираторов от 80 до 96%, полная лицевая маска от 96 до 99,9%. То есть здесь всё зависит от решения и готовности работодателя потратиться.

Ульяна Михайлова: Добавлю, что все распорядительные и локальные документы организации по охране труда принимаются с учетом мнения первичной профсоюзной организации. Соответственно, требования о создании проекта такого документа, направления его в профсоюзный комитет, рассмотрение его в течение пяти рабочих дней (а в случае несогласия с какими-то позициями профком и работодатель обязаны в течение следующих трех дней вступить в переговорный процесс, чтобы выработать документ в окончательной форме) являются обязательными. Что касается содержания этих документов, у нас поступил вопрос: есть ли какие-то нормативно выраженные требования – по количеству масок, перчаток на рабочий день или неделю?

Дмитрий Андреев: Если мы рассматриваем средства индивидуальной защиты в целом, то у нас есть типовые и отраслевые нормы, они утверждены в различное время и там по каждому виду деятельности, по каждой профессии всё расписано. Что касаемо данной ситуации, то нормативов по количеству масок на рабочем месте действительно нет. Есть только некие рекомендации Роспотребнадзора о том, что, как и было уже сказано, надо менять не реже чем раз в два-три часа. По количеству масок в день вообще очень трудно что-либо сказать – ведь здесь всё зависит от специфики предприятия, вида выполняемых работ, поэтому количественных показателей здесь пока нет. Возможно, после завершения пандемии, после проведения всех мероприятий, направленных на улучшение условий охраны труда и родится какой-то документ, который будет рекомендовать определенной профессии определенные средства индивидуальной защиты. Кстати, Елена Олеговна, у вас проведено большое количество проверок состояния и условий охраны труда в различных отраслях. И раз уж мы заговорили про спецодежду: есть ли нарушения в данной сфере на территории региона?

А если СИЗ не предоставляют из-за отсутствия средств в организации?

Елена Никифорова: Ситуации со средствами индивидуальной защиты (СИЗ) на территории региона довольна плачевная, как и ситуация с охраной труда в целом. И работодатель мотивирует такую ситуацию отсутствием денежных средств. Но это не является аргументом: в Трудовом кодексе закреплено, что работник в случае непредоставления ему работодателем СИЗ имеет право отказаться от выполнения своих трудовых обязанностей. Тем не менее, очень тяжелая ситуация в медицинских организациях с предоставлением санитарной одежды. Могу привести в пример Пустошкинский филиал Новосокольнической межрайонной больницы: месяц назад работники обратились с заявлением о проведении внеплановой проверки, одним из пунктов заявления был вопрос непредоставления средств индивидуальной защиты. После проверки выяснилось, что санитарная одежда не предоставляется уже в течение нескольких лет – если я правильно помню, то с 2014 года. Это действительно плачевная ситуация, особенно сейчас, когда мы говорим о том, что медики находятся на передовой и поём им дифирамбы.

Ульяна Михайлова: Обеспечение средствами индивидуальной защиты в больницах, которые являются подконтрольными администрации Псковской области, происходит в соответствие с решением межведомственной комиссии. Эта комиссия, которая последний раз заседала 21 апреля, принимает решение о перечне учреждений, куда направляются средства для обеспечения расходов по охране труда. Думаю, что поскольку последнее заседание состоялось недавно, то это плачевное состояние в сфере охране труда, вероятно, было известно представителям соответствующих комитетов, органов государственной исполнительной власти. Хочу обратить внимание уважаемых профсоюзных активистов из всех отраслей, не только системы здравоохранения, но и социальной защиты, образования, других сфер занятости, что на этом заседании было принято решение израсходовать всего лишь 342 тысячи рублей на проведение специальной оценки условий труда и разработку мер охраны труда  на 377 рабочих местах. На мой взгляд, этот объем недостаточен,  и к этому решению необходимо вернуться.

Дмитрий Андреев: Небольшая ремарка относительно финансирования мероприятий по охране труда: понятно, что это обязанность работодателя и Трудовой кодекс никто не отменял, но есть небольшая помощь от Фонда социального страхования. ФСС осуществляет финансовое обеспечение мероприятий по сокращению производственного травматизма. И там есть набор условий, которыми можно воспользоваться и получить некоторую сумму на проведение мероприятий по охране труда – это и проведение спецоценки, и приобретение СИЗ, и обучение и ряд других мероприятий, там даже санаторно-курортное лечение обозначено. Но есть и ряд нюансов, поэтому каждому предприятию необходимо ознакомиться со своими возможностями и отчислениями, которые осуществлялись за последние три года. Кроме того, воспользоваться такой возможностью можно, лишь пройдя определенную заявочную процедуру.

Неправильная спецоценка условий труда: легче предупредить, чем «вылечить»!

Ульяна Михайлова: Еще один вопрос, который поступил к нам буквально недавно: в Великолукском учреждении здравоохранения в настоящее время проходит процедура специальной оценки условий труда. И, якобы, происходит уменьшение компенсаций в связи с изменением условий труда. Можем мы это прокомментировать – как частный случай или как явление в целом?

Елена Никифорова: Да, это бич всех медицинских учреждений – снижение класса условий труда по результатам спецоценки и как следствие отмена дополнительных отпусков за работу во вредных условиях труда. Дополнительные отпуска предоставляются только при классе вредности условий труда 3.2 и выше. Работодатели стараются вывести таких работников, в частности, в медицинских организациях на класс 3.1, чтобы не предоставлять отпуска. Это происходит во многих медучреждениях Псковской области. Руководители учреждений зачастую ссылаются на то, что, по их мнению, потенциально вредный биологический фактор либо отсутствует на рабочих местах, либо работники достаточно защищены от воздействия данного фактора (например, медицинскими масками). Так вот сейчас в период пандемии очень хочется обратиться к руководителям: вы по-прежнему считаете, что у медиков отсутствует биологический вредный фактор на рабочих местах? Медики сегодня в максимальной зоне риска!

Ульяна Михайлова: Что мы можем рекомендовать нашему профсоюзному активу, конкретному работнику в такой ситуации?

Дмитрий Андреев: Я бы рекомендовал нашим профсоюзным активистам в случае, если издается приказ о проведении специальной оценки условий труда – сразу обращаться к нам, в Псковский областной совет профсоюзов. Первое, что мы сделаем – проконсультируем о ваших правах и обязанностях при проведении СОУТ. Ведь зачастую обращения работников идут уже пост-фактум, когда они уже лишены каких-то гарантий и компенсаций и мы все хватаемся за голову, начинаем добиваться проведения экспертизы, разбирательств с помощью Государственной инспекции труда и прочих мероприятий. Чтобы этого не допустить – позвоните нам, мы расскажем на какие моменты необходимо обратить внимание, дадим консультацию по конкретным шагам при проведении   СОУТ. Мы готовы вас сопровождать – даже дистанционно – во время проведения специальной оценки условий труда по телефону или электронной почте. Это проще, чем потом инициировать внеплановое проведение специальной оценки условий труда. Лучше изначально сделать всё правильно, как нам предписывает 426-й федеральный закон «О специальной оценке условий труда».

Елена Никифорова: В порядке экспресс-консультации: если речь идет про медицинскую организацию, то здесь надо всегда помнить – на класс условий труда всегда влияет биологический фактор! Оценка биологического фактора происходит по статистическим данным, то есть какие заболевания, либо организмы-продуценты были зарегистрированы в течение пяти лет в организации. На основе этих документальных данных и оформляется перечень потенциально (!) вредных микроорганизмов на данных рабочих местах. Кстати, сегодня часто говорят, что – да, коронавирус страшен, но смертельная статистика по другим заболеваниям тоже бывает высокой, по гриппу, например, хотя в статистике грипп фигурирует крайне редко – врачи объясняют, что процедура его подтверждения очень сложна. Но вирусы гриппа как раз относятся к третьей группе патогенных организмов, за счет которых класс условий труда и получается 3.2. Но в статистике, в основном, регистрируется ОРВИ, а это лишь 4-я группа патогенных организмов (даже при группе 3.1 работник имеет право только на повышенный размер оплаты труда, дополнительный отпуск ему не полагается). Есть методические рекомендации, которые составлены Минтруда, профсоюзом работников здравоохранения и в которых четко прописана процедура – как должна происходить оценка биологического фактора: по статистике за пять лет!

А если с СОУТ всё же что-то пошло не так?

Ульяна Михайлова: А если мы всё-таки поздно включились в ситуацию? Какую процедуру и в какой период времени придется пройти, чтобы пересмотреть специальную оценку условий труда, принятую с какими-то нарушениями?

Елена Никифорова: На сегодня у нас есть опыт работы с двумя организациями, у которых спецоценка условий труда длилась на протяжении двух-трех лет. Так, вплоть до суда была доведена ситуация с проведением внеплановой спецоценки медсанчасти УМВД России по Псковской области. Еще один пример – это уже упомянутый Пустошкинский филиал Новосокольнической межрайонной больницы. Когда уже после проведения спецоценки к нам обращаются работники, которые не согласны с ее результатами, мы проводим независимую экспертизу условий труда. Если мы видим несоответствие проведенной спецоценки государственным нормативам, мы обращаемся в Государственную инспекцию труда Псковской области. По 426-у федеральному закону инициировать проведение государственной экспертизы может любой работник, если он не согласен с результатами спецоценки условий труда на его рабочем месте.

Дмитрий Андреев: Ещё раз – что делают в такой ситуации профсоюзы: как уже отметила Елена Олеговна – сначала она сама, как главный технический инспектор облсовпрофа, проверяет, есть ли несоответствие, потом идет обращение в Государственную инспекцию труда. Инспекция, в свою очередь, инициирует проведение уже государственной экспертизы результатов специальной оценки условий труда через комитет по труду и занятости населения. Процесс небыстрый.  К уже упомянутым примерам можно добавить Печорскую районную больницу или ЗАО «ЗЭТО» – там приходилось проводить экспертизу с привлечением лаборатории Министерства труда, когда нас не пускали на предприятие. Был у нас такой опыт, но, тем не менее, всё удалось исправить. Комитет по труду и занятости населения Псковской области дает заключение о том, соответствуют или не соответствуют результаты спецоценки федеральному закону. Если не соответствуют, то тогда работодатель обязан провести внеплановую спецоценку по предписанию Государственной инспекции труда. Также  можно обратиться в суд и опротестовать те или иные заключения. Но еще раз подчеркну – лучше до этого не доводить, лучше с самого начала получить грамотную консультацию специалистов.

Ульяна Михайлова: Да, поскольку практика возврата к каким-то суммам очень неустойчивая. И, например, вернуть дополнительные отпуска за все периоды, когда работник трудился в условиях иной спецоценки, отменившей эти дополнительные отпуска, весьма проблематично. Этот длительный период обжалования, по сути, выпадает из льготного периода в специальном трудовом стаже работника.

Дмитрий Андреев: И помимо неиспользованного дополнительного отпуска, работодатель делает отчисления по списочным профессиям. Если результатами спецоценкиусловия труда  будут признаны допустимыми, никаких повышенных отчислений по этим категориям работников производиться не будет. У нас была уже судебная практика – как раз по Печорской районной больнице: тот период времени, когда у рентгенологов (это «списочная» профессия, дающая право на досрочное пенсионное обеспечение) условия труда были признаны допустимыми, работодатель не производил повышенные отчисления и этот период не входил в льготный стаж, дающий право на назначение досрочной пенсии.

И снова об охране труда в период борьбы с коронавирусом

Ульяна Михайлова: Я еще хотела попросить прокомментировать приемлемый типовой план неотложных мероприятий, который сегодня необходимо разработать работодателям с учетом мнения первичной профсоюзной организации, связанных с предотвращением распространения коронавирусной инфекции в хозяйствующих субъектах. Это касается тех, кому разрешено сейчас работать в соответствии с указом губернатора.

Елена Никифорова: По этому вопросу можно добавить, что после внесения изменений в локальные нормативные акты организаций либо разработки новых документов, после разработки инструкции по применению нынешних средств защиты, специалисты по охране труда должны провести по ней внеплановый инструктаж. Также нужно завести журнал по измерению температуры, которое производится до прибытия их на рабочее место. Дополнительно разрабатывается план неотложных мероприятий по предупреждению распространения коронавируса. Конечно, эти разработки ведутся в индивидуальном порядке, но примерное содержание этого плана должно быть следующим: организация ежедневной обработки помещений дезинфицирующими средствами (при этом надо уделить особое внимание дезинфекции дверных ручек, выключателей, поручней, перил, мест общего пользования, санузлов с частотой обработки каждые два часа); обеспечение регулярного (каждые 2 часа) проветривания рабочих помещений; в отдельных организациях – обеспечение кварцевания (это не является обязательным требованием для всех организаций). Необходимо также обеспечить более свободную рассадку сотрудников в кабинетах с соблюдением дистанции 1,5-2 метра между работниками; исключить из пользования в служебных кабинетах систем кондиционирования и технических систем вентиляции; обеспечить наличие в зонах приема граждан дезинфицирующих средств. По возможности, изменить график работы с целью исключения массового скопления при входе и выходе сотрудников при измерении температуры. Обеспечить измерение температуры сотрудников, обслуживающего персонала, посетителей при входе в служебное здание: при температуре 37 и 2 (и выше) работник отстраняется от работы и отправляется домой для вызова врача. Это основные мероприятия, которые должны быть включены в этот план.

Ульяна Михайлова: Я полагаю, что в случае возникновения каких-то внештатных ситуаций, связанных с риском распространения коронавирусной инфекции в хозяйствующем субъекте, наличие соответствующих правильных документов и четкого исполнения планов, связанных с обеспечением безопасности, является ключевым моментом. Для контрольно-надзорных органов эти документы будут первыми, которые попадут в сферу их внимания. Есть ли еще какие-то документы, которые важно знать в этих рабочих условиях?

Елена Никифорова: Да, я тоже хотела бы обратить внимание, что когда уходили на самоизоляцию, было озвучено, что отменяются проверки. Но проверки Роспотребнадзора не отменяются! И эти документы в работающих организациях должны быть обязательно, их наличие, содержание и исполнение будут проверять в первую очередь

Дмитрий Андреев: Хотелось бы верить и в то, что эти документы разработаны не для проверяющих органов, а для защиты здоровья наших работников. Дополню, что сегодня есть еще два документа  – это письмо от Министерства труда и социальной защиты РФ от 10 апреля  и письмо от Роспотребнадзора от 24 апреля (практически такого же содержания). Они касаются проведения медицинских осмотров. Работодатель обязан также проводить предварительные медосмотры при приеме на работу, так вот данные письма говорят о том, что сейчас не будет являться нарушением непроведение данных медицинских осмотров, за исключением тех категорий работников, работа которых связана с производством, хранением, транспортировкой и реализацией пищевых продуктов и питьевой воды; с воспитанием и обучением детей; с коммунальным и бытовым обслуживанием населения; социальными услугами; с работами на высоте; на водопроводных сооружениях; а также работы, связанные с классами условий труда 3.3 и 4, установленными по результатам спецоценки условий труда. Мы рекомендуем работодателям и специалистам по охране труда ознакомиться с данными документами.

И про зарплату: что делать, если её сокращают?

Ульяна Михайлова: Есть еще несколько вопросов, поступивших в преддверии нашего разговора. Один из них касается заработной платы, причем  таких сообщение было достаточно много, многие связаны с фактами уменьшения заработной платы. Буквально сегодня поступил запрос из хозяйствующего субъекта, где продолжается трудовая деятельность, её объемы не изменились, нормы выработки не изменились, но работодатель прислал работникам уведомление о предстоящем изменении существенного условия трудового договора в части изменения заработной платы. По просьбе работника мы не называем организацию и должность, но рекомендуем ему без внимания полученное уведомление о предстоящем уменьшении заработной платы при сохранении объема работы не оставлять. Действительно, действующее трудовое законодательство в статье 74 предусматривает возможность изменения существенного условия трудового договора с предупреждением работника не менее чем за 2 месяца об этом изменении. При этом законодательство весьма условно определяет причины, при которых можно эти изменения проводить – «при организационных и технологических изменениях условий труда». Что касается технологических изменений, то здесь всё понятно: это значит, что произошли изменения технологического процесса, на рабочее место приобретены какие-то новые агрегаты и в связи с этим физический труд упрощается (либо усложняется – тогда условия оплаты труда также изменяются).

Но вот что такое организационные изменения труда – это вопрос. Потому как само по себе изменение локальных актов организации (например, положения об оплате труда, коллективного договора) относятся к этому перечню. Поэтому соответствующее уведомление могло бы родиться, если пересмотрены локальные документы, которые регулируют оплату труда в целом. Но когда речь идет об изменении должностного оклада (его уменьшении) – вот здесь бы я поспорила, в том числе и в судебном порядке, являются ли обоснованными изменения этих локальных документов. Сегодня наиболее часто встречающаяся ситуация – это фактическое уменьшение начисления премиальной части заработной платы либо ее отмена в работающих организациях. В конкретном случае я полагаю, что работодатель поспешил с созданием такого уведомления о предстоящем уменьшении заработной платы в части уменьшения должностного оклада, ссылаясь на коронавирусную инфекцию. Потому что если работник продолжает работать, производит продукт, если он не переведен в режим неполного рабочего времени или простоя, если у него не поменялись организационно-технологические условия труда, то такое уведомление можно оспорить. Что мы, собственно, и рекомендуем сделать.

Нам нужно расширение перечня мероприятий по охране труда!

Елена Никифорова: Мы уже говорили про предупредительные меры по сокращению производственного травматизма, это приказ Минтруда № 580-н, который содержит перечень мероприятий, связанных с охраной труда, на которые работодатель может потратить свои отчисления. Я считаю, что его нужно расширить, включив в него средства индивидуальной защиты, которые не относятся к типовым нормам (маски, перчатки). Кроме того, среди  недавно внесенных изменений в этот перечень –  использование указанных средств на санаторно-курортное лечение работников. И здесь опять же идут ограничения: это может быть применено либо к работникам с вредными условиями труда, либо к работникам предпенсионного и пенсионного возраста. Я считаю, что этот перечень нужно дополнить реабилитацией работников после коронавирусной инфекции.

Ульяна Михайлова: Предложение весьма значимое, но здесь возникнет такой момент: надо определять категории работников, подлежащих реабилитации – либо это те, кто работал в таких условиях, когда реально соприкасались с инфекцией, либо те, кто имели соответствующие риски, либо вообще все работники – поскольку в условиях ограничительных мер мы все несем достаточно серьезные психо-эмоциональные нагрузки, связанные с невозможность выполнять трудовую функцию в полном объеме, утраты части заработка и т.д. – вот тогда все работники нуждаются в каких-то реабилитационных мероприятиях. Но в целом предложение правильное, предлагаю создать проект обращения Псковского областного совета профсоюзов в правительство РФ, чтобы там осуществили необходимые действия в рамках своих полномочий о внесении изменений в федеральный закон, который регулирует деятельность Фонда социального страхования.

У нас последний вопрос о возможности получения компенсаций в связи с созданием на территории Псковской области и Российской Федерации в целом каких-либо ограничений – на деятельность, на передвижение и так далее. Сегодня нам вообще часто приходится отвечать на вопрос: а законны ли режимы ограничений, связанные с требованием самоизоляции, прекращения деятельности для определенного перечня хозяйствующих субъектов либо ограничения деятельности? Хотим отметить, что требования эти правильные и законные, как бы нам ни хотелось свободно работать и перемещаться. Эти требования основаны на Конституции РФ, конкретно на пункте 3 ст. 55, а также на федеральном законе о защите населения от чрезвычайных ситуаций (№ 68-ФЗ). В соответствии с этими нормами и этим законом могут создаваться ограничения, направленные на защиту здоровья населения. Эти ограничения могут существовать в различных режимах, но конкретно при условии применения федерального закона № 68 это может быть либо чрезвычайная ситуация и введение ее решением субъекта Российской Федерации, либо это могут быть мероприятия по предотвращению чрезвычайных ситуаций. Разница существенная и заключается она в двух правовых последствиях: при введении чрезвычайной ситуации решением субъекта РФ у нас возникает право на компенсацию неких последствий экономического характера; при осуществлении мероприятий по предотвращению чрезвычайной ситуации (а эти мероприятия сегодня и реализуются на территории Псковской области) право на компенсацию в силу данного федерального закона либо норм гражданского законодательства напрямую не возникает. Соответственно сегодня на территории Псковской области происходит обязательное для исполнения всеми юридическими и физическими лицами осуществление мероприятий по предотвращению чрезвычайной ситуации. И мы с вами, я полагаю, с пониманием относимся к этому законодательному требованию в сложный период нашей жизни.

Я уверена, что мы его переживем, глядя в будущее, и уже сейчас начнем планировать, как будем восстанавливать трудовой процесс, хозяйственную деятельность, размеры и объемы заработной платы и свое здоровье!


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

520 просмотров