Единство. Солидарность. Справедливость.

“Особое мнение”: Ульяна Михайлова об ухудшении положения бюджетников, «потемкинских деревнях» и забастовках

08.11.2016

Председатель Псковского областного совета профессиональных союзов, депутат областного Собрания Ульяна Михайлова высказала свое «Особое мнение» в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове». Речь шла о непростой ситуации в сфере оплаты труда работников бюджетной сферы, о митингах, забастовках и привлечении кадров для работы на селе.

Алексей Семенов: У нас в гостях председатель Псковского областного совета профессиональных союзов, депутат Псковского областного Собрания Ульяна Михайлова. Ульяна Александровна, добрый день.

Ульяна Михайлова: Добрый день, Алексей и уважаемые радиослушатели.

Алексей Семенов: Сегодня мы поговорим о том, как профсоюзы ведут свою деятельность в последние несколько месяцев, подведем итоги протестных акций, в том числе, «За достойный труд!», которая состоялась этой осенью, и поговорим в целом на темы общественно-политической повестки дня. Ульяна Александровна, летом Общероссийский народный фронт заявил, что среднемесячная зарплата бюджетников за последние два года значительно снизилась из-за некорректной программы расчета, принятой правительство, и что майские указы президента на самом деле не выполняются, хотя отчеты говорят о другом. Псковские профсоюзы этот вопрос на контроле, наверняка, держат. Можно ли сказать, как в Псковской области обстоят дела с совершенствованием системы оплаты труда бюджетников?

Ульяна Михайлова: Спасибо большое за вопрос. Действительно, для нашей организации оплата труда и бюджетной и внебюджетной сфер является ключевым вопросом. Мы постоянно мониторим ситуацию, получаем обращения, заявления, жалобы от наших членов профсоюзов, и мы сформулировали свою собственную позицию. Да, действительно, позиция Общероссийского народного фронта полностью совпадает с позицией профсоюзов не только на территории Псковской области, но и на территории Российской Федерации: мы считаем, что избрана некорректная методика расчета. Но хочу сказать, что на территории Псковской области она еще более некорректная, чем в других регионах. Она еще более искажает реальные сведения о реальной заработной плате. Нам об этом стало известно еще в начале года, мы неоднократно выражали в рамках работы трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений свое несогласие с тем, каким образом производится расчет, исполняются или не исполняются «дорожные карты» и в целом указ президента на территории нашей страны. Более конкретно могу пояснить следующее: в статотчетах и отчетах администрации мы видим заработную плату, например, педагогических работников около 20 тысяч рублей, что полностью не соответствует действительности. Мы об этом заявляли и сегодня приняли решение обратиться в адрес областной прокуратуры, в адрес Счетной палаты, чтобы эти факты были выявлены, и данная ситуация была исправлена.

А проблема вот в чем: производя индивидуально-общественный контроль, мы видим расчетные листочки наших членов профсоюзов, и еще в начале года мы обратили внимание, что в эти листы стали включать 1100 рублей компенсации за коммунальные услуги работникам бюджетной сферы, работающим и проживающим в сельской местности, что в целом влияет на районные показатели, за исключением города Пскова и города Великие Луки. Проясняя эту ситуацию, администрация Псковской области в лице комитета по труду, финансового управления заявляет, что это так и есть, что они действительно включают в расчет среднего заработка для отчета по «дорожным картам» и указам президента эти льготы, что позволяет существенно завысить показатели. А фактически ситуация ухудшилась – у работников уменьшился объем льгот и уменьшилась фактическая заработная плата. Разъясняя нам эти обстоятельства, администрация Псковской области ссылается на 255-ю статью Налогового кодекса, где, по сути, указано, каким образом определяется оплата труда, когда есть определение необходимости уплачивать либо не уплачивать НДФЛ. Действительно, при определении размера НДФЛ в оплату труда входят все начисления, в том числе те, что не связаны с трудом — льготы, коммунальные компенсации. Правда, в Налоговом кодексе указывается, что это применяется только к налоговым правоотношениям, на другие виды правоотношений транслироваться по аналогии они не могут. В Трудовом кодексе размер среднего заработка регулируется положением о расчете среднего заработка, утвержденным правительством РФ. В этом документе прямо указано, что коммунальные выплаты не включаются в расчет среднего заработка. Мы молчали, потому что ошибочно предполагали, что эти 1100 идут в расчет среднего заработка непосредственно в трудовых отношениях в организациях, что эту сумму учитывают, например, для исчисления больничного листа либо для исчисления отпускных. Волна отпусков работников бюджетной сферы доказала, что эту сумму в рамках трудовых отношений для среднего заработка и расчета отпускных не принимают во внимание, соответственно, занижают в этой части средний заработок, а вот для отчета по указу президента включают, тем самым завышая средний заработок, и показывают те цифры, которые далеки от реальности.

Алексей Семенов: Получается такая «потемкинская деревня»?

Ульяна Михайлова: Да. Еще и доказывают нам и всей стране, что выполняют указы президента. Откровенно говоря, это очень не соответствует действительности. На заседании президиума мы эту ситуацию рассмотрели, пришли к выводу, что союзников в этом вопросе мы можем найти только в лице областной прокуратуры, поэтому обратились к ней письменно. Мы создали это обращение и отправили, ожидаем в течение месячного срока реакцию органа. Полагаем, что при применении этой методики (она единственная на территории нашей страны, никто больше не догадался льготы включать в расчет) нарушается указ президента, искажается фактическая отчетность по реальным зарплатам работников бюджетной сферы и реально ухудшается положение бюджетников.

Алексей Семенов: Получается, что реальная заработная плата бюджетников на несколько тысяч меньше?

Ульяна Михайлова: В каждом месяце вычитайте 1100 рублей. Суммы в целом по году очень завышены. Я полагаю, если суммы приведут в соответствие, то будет минус три тысячи рублей.

Алексей Семенов: Какого эффекта ожидаете от сотрудничества с прокуратурой по итогам рассмотрения этого обращения? Какое вероятное продолжение получит эта история?

Ульяна Михайлова: Мы полагаем, что прокуратура, если согласится с нашими доводами, либо выскажет свою правовую позицию, либо внесет документы надзорного характера. Все равно будет обсуждение, все равно в течение какого-то периода будет дискуссия. Полагаем, что союзников в этом вопросе мы также найдем в лице Общероссийского народного фронта, тем более, что 13 ноября на территории Псковской области состоится конференция ОНФ, эта проблема будет вынесена на обсуждение, предполагаем ее продвижение на вышестоящий уровень. Полагаем, что общественность и сами работники не будут молчать. Раскрываю определенные профсоюзные факты: эти вопросы в рамках плановых проверок мы видим, но на сегодня в наш адрес осмелилась обратиться только одна первичная профсоюзная организация Псковского района, представив нам полностью, со всего образовательного учреждения, расчетные листочки за определенный период 2016 года и за аналогичный период 2015 года. Из расчетных листочков мы видим, что заработная плата, по крайней мере, в учреждениях дошкольного образования, снизилась ровно в два раза — от заработной платы в 20 тысяч рублей примерно до 10 тысяч рублей. Мы убираем из расчета суммы в 1100 рублей и включаем только те, которые возможно включать при расчете средней зарплаты согласно постановлению правительства.

Алексей Семенов: Вспоминается недавний отчет Псковстата, где говорилось о том, что средняя заработная плата работников образования примерно на 20% ниже средней зарплаты по области. То есть это все-таки соответствует действительности, это реально так?

Ульяна Михайлова: Это реально так. У меня на руках имеются отчеты и сведения Псковстата. Они являются нашими партнерами и в силу закона, возложенных на них функций, они оперативно предоставляют нам сведения по размеру заработной платы. Сложность заключается только в том, что, в силу особенностей учета заработной платы, сведения о которой мы можем получить от Псковстата, если в том или ином районе находится только одна организация в той или иной отрасли, то сведения они предоставлять не могут. Например, по дополнительному образованию: в Бежаницком районе только одно юридическое лицо, поэтому мы не знаем, какая там заработная плата в силу конфиденциальности, так как мы сразу же можем вычислить это образовательное учреждение и произвести мероприятия общественного контроля либо обратиться в надзорные органы. Но даже тех цифр, которые они нам могут в силу закона предоставлять, достаточно, чтобы сделать вывод, что заработная плата снизилась примерно на 20%.

Алексей Семенов: На митинге 7 октября псковские профсоюзы призывали как раз не допускать махинаций с методиками подсчета средней заработной платы и искусственного завышения целевых показателей. Имелись в виду какие-то конкретные действия исполнительной власти?

Ульяна Михайлова: Как раз то, о чем я вам и говорила. Сейчас мы, как координирующая организация в профсоюзном движении на территории региона, со всей этой методикой разобрались сами, поняли мотивацию нашего оппонента, в данном случае в системе социального партнерства и органов исполнительной власти, и обратились, как я уже сказала, в рамках работы трехсторонней комиссии с тем, что мы не согласны с такой методикой расчета. Сейчас мы уже пришли к выводу о необходимости обратиться в контрольно-надзорные органы. 7 октября мы действительно провели коллективные действия, они были мотивированы не только общим решением нашей головной организации – Федерации Независимых Профсоюзов России, но и инициативой работников на территории Псковской области. Мы провели целую серию мероприятий. Это были встречи в органах местного самоуправления, активизировали работу координационных советов, провели двух-, трехсторонние встречи в органах местного самоуправления, где у нас есть координационные советы и представительство профсоюзов формирует соответствующие структуры, и пришли к выводу, что необходимо провести митинг. Не во всех субъектах Российской Федерации прошли уличные акции, но те субъекты, которые видят принципиальные нарушения в отношении неопределенного круга лиц, на коллективные действия пошли. Трехсторонняя комиссия также состоялась 7 октября, были заслушаны отчеты, произведен обмен мнениями.

Алексей Семенов: Мы говорили больше, как мне показалось, про работников образования… А если говорить в целом, заработная плата работников какой бюджетной сферы вызывает у профсоюзов особую тревогу?

Ульяна Михайлова: Особую тревогу вызывает заработная плата работников культуры. Она была и есть по состоянию на сегодня самая низкая. Самая низкая она в связи с тем, что очень много на территории Псковской области случаев неполной занятости в этой сфере. Мы этот вопрос также выносим в первую зону в системе социального партнерства для обсуждения. Надо сказать, что профсоюз работников культуры и его руководитель Наталия Геннадиевна Родионова занимают очень активную позицию. Лидер профсоюзного движения получает поддержку, увеличивается профсоюзное членство в этой отрасли. Мы также предполагаем, что сами работники будут активно принимать участие в переговорном процессе. Но для них есть сложность – переговорщиком для них выступают муниципалитеты, поэтому может быть не единая переговорная кампания, например, с администрацией области. Мы ее координируем с методической точки зрения, а каждое соответствующее образование в органе местного самоуправления, где есть учреждение культуры, выступает переговорщиком к своему муниципальному образованию в силу закона. Сейчас как раз, когда идет формирование фондов оплаты труда на следующий год, оно вносит свои предложения по объемам, расчетам и увеличениям фактической нагрузки, чтобы либо полностью искоренить неполную занятость (что, конечно, фантазии), либо уменьшить.

Алексей Семенов: Я правильно понимаю, что сложность в этом вопросе представляют еще и муниципалитеты, которые зачастую влияют не всегда позитивно на стимулирующие выплаты для работников бюджетной сферы, и как раз в этом, по объяснениям многих чиновников, загвоздка? Или все-таки это от лукавого?

Ульяна Михайлова: Это от лукавого. По состоянию на сегодня муниципалитеты в части оплаты труда исполняют функции региона, то есть это делегированные функции. Соответственно, если функции делегированы, они должны быть обеспечены финансово. Собственных средств нет, это однозначно. Мы не выявили ни одного случая злоупотребления полномочиями в части невыдачи денежных средств при их наличии. Нам говорят: «Мы рассчитались с муниципалитетами полностью» (мы же часто слышим заявления такого рода от соответствующих комитетов), но при этом подушевое финансирование, уровень и размер денежных средств изначально недостаточен, чтобы выполнить регулирование вопроса по оплате труда, по содержанию учреждений бюджетной сферы в полном объеме. Этот вопрос в первую очередь должен решаться собственником.

Алексей Семенов: На последней сессии областного Собрания был принят закон, устанавливающий новую методику расчета субвенций на оплату труда педагогов в школах и воспитателей в детских садах. Его разработчики подают его как некое усовершенствование этой методики. Что это означает, как вам кажется?

Ульяна Михайлова: Я хотела бы прояснить ситуацию, опять же исходя из заработной платы. Сейчас методика изменена в отношении образовательных учреждений, вносила ее соответствующее управление. Буквально в первом квартале 2016 года, когда нам стали ясны два обстоятельства: что будет увеличиваться минимальный размер оплаты труда с 1 июля 2016 года и, по некоторым данным, в образовательных учреждениях с 1 сентября будет увеличено количество обучающихся, что не учитывалось в фондах оплаты труда при начале формирования финансового года. Мы заявляли о необходимости реального увеличения денежных средств, чтобы выполнить все обязательства перед работниками и районных центральных образовательных учреждений, и тех филиалов, которые находятся в сельской местности и к этому юридическому лицу присоединены. Понятно, что речь идет о деньгах, но есть и элементарная логика: на территории страны не во всех случаях произошло 100-процентное перечисление всех необходимых средств. Наши профсоюзные товарищи говорят нам, что где-то на 60%, где-то на 50% был недостаток финансовых средств, выделенных образовательным учреждениям. В нашей ситуации, на территории Псковской области этого не произошло, поэтому тот факт, что с 1 июля и с 1 сентября существенно изменились условия функционирования образовательных учреждений, уже говорит о том, что денег даже на оплату труда будет не хватать. Что происходило на практике: в течение первого полугодия мы проводили проверки силами отраслевого профсоюза, периодически присоединялись к проверкам специалисты Псковского областного совета профессиональных союзов, и наблюдали ситуацию, когда выплата заработной платы в центральном районном образовательном учреждении начислялась в соответствии с законом об оплате труда, а в присоединенных филиалах в силу недостаточности денежных средств стимулирующие не начислялись очень давно. Мы подробно смотрели Дедовичи, подробно смотрели Дно, подробно смотрели островские образовательные учреждения, пыталовские образовательные учреждения — ситуация примерно, за небольшим исключением, одинаковая. В силу старой методики директор образовательного учреждения не мог за счет фонда оплаты труда районной организации перебросить денежные средства в сельский филиал. Что произошло сейчас? Этот подход теперь изменили: фонды оплаты труда (условно, простым языком) теперь можно объединять, но денежных средств дополнительно не выделено. То есть в ближайшее время мы ожидаем следующее: по экономике мы точно знаем, что на октябрь, ноябрь, декабрь денег не хватит, то теперь, наверное, от центральных районных учреждений за счет стимулирующей выплаты (а больше не за что), денежные средства будут переброшены, чтобы выплатить основную часть заработной платы на селе. Эта методика, которая представляется сейчас как нечто новое, ухудшит положение работников центральных образовательных учреждений, но, безусловно, обеспечит состояние сельских работников на прежнем уровне. Как ее назвать? Совершенна она стала или нет? Ситуация будет именно такой. Мы, безусловно, не согласны с тем, что последние два года на территории Псковской области выражено это явление, когда говорят о совершенствовании каких-то методик, об улучшении положения, а, по сути, за счет собственных ресурсов сжимают и сжимают фактические доходы работников бюджетной сферы. Вряд ли кто-то это сможет опровергнуть. Но при этом я, безусловно, исключаю город Псков и город Великие Луки. Там совсем другая ситуация. Там, вполне возможно, выполняются «дорожные карты» и указы президента, жалоб не поступает из этих двух муниципальных образований, поэтому общественный контроль там мы не ведем.

Алексей Семенов: Я правильно понимаю, что новый закон, который был принят в Облсобрании, не снимет те вопросы, которые высказывают и учителя, и воспитатели…

Ульяна Михайлова: Нет, конечно, не снимет. У нас не произойдет изменение системы оплаты труда, не изменится ситуация с обязательным начислением стимулирующих выплат, как этого требует закон, и уж тем более, как этого требует указ президента, не будет реального роста заработной платы.

Алексей Семенов: В продолжение разговора о трехсторонней комиссии – на ее заседании 7 октября были рассмотрены меры по выполнению указов президента, в частности, повышения зарплаты бюджетников. И было принято решение о внесении изменений в региональную «дорожную карту» по зарплатам медиков. Что это за изменения и на что они будут направлены?

Ульяна Михайлова: Мне бы хотелось прояснить: вообще «дорожная карта» в целом — это документ ненормативного характера. Это некий учет заработной платы работников бюджетной сферы в процентном отношении к единице. Эта единица зависит от прожиточного минимума трудоспособного человек. А вы видите, какая происходит манипуляция в нашей стране? Надо – чуть повысили, надо – чуть понизили. Сейчас мы предполагаем реальное уменьшение этой заработной платы. Кстати, по медикам у нас сейчас есть более интересная проблема. Интересная с юридической точки зрения и отрицательная с точки зрения работников. Тихой сапой, не согласовав с трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений, как требует того подписанное с администрацией соглашение, администрация издает буквально несколько дней назад нормативный документ, который фактически понизит заработную плату главврачей, работающих в учреждениях здравоохранения системы государственной медицины на территории Псковской области. Произошло снижение коэффициента заработной платы к средней по специалистам – если было четыре, будет три. Сейчас мы ожидаем волну обращений от главврачей. Мы ответственно заявляем, что не согласны с этой позицией, и мы не согласовывали ее в системе социально-трудовых отношений, считаем, что администрация области издала это постановление с нарушением наших достигнутых договоренностей, которые действуют до конца 2017 года. Знаем, что на территории региона достаточно активно работает ассоциация главврачей, поэтому выражаем готовность поддержать любые меры защиты их интересов, которые они примут. Объясню, почему. С одной стороны, казалось бы, нелогично выступать в защиту интересов, по сути, работодателей наших членов профсоюзов. Но в тех условиях, когда на главврачей возложены обязательства, фактически влекущие за собой уголовную ответственность, при этом им не даны ресурсы для выполнения этих обязательств, снижать им заработную плату в условиях, когда уровень ответственности повышается, – это недопустимо. Поэтому, безусловно, в этом вопросе мы поддержим наших главных врачей, тем более, что основная их часть является активными нашими членами профсоюзов и поддерживает наш отраслевой профсоюз.

А в «дорожных картах» поправки технические. Как мне представляется, они, как и в случае создания новой методики расчета субвенций, не повлияют на реальную заработную плату.

Алексей Семенов: Потому что не увеличивается зарплатный фонд?

Ульяна Михайлова: Конечно.

Алексей Семенов: В продолжение медицинской темы – можно услышать много примеров того, как исполнительная власть говорит о том, что ни одна из предпринимаемых ею мер – обеспечение жильем, выплата подъемных молодым специалистам – не приводит к сокращению кадрового дефицита в системе здравоохранения. Почему, на ваш взгляд, это происходит и почему не удается привлечь врачей в Псковскую область?

Ульяна Михайлова: Потому что неудовлетворительная заработная плата. Я могу судить по функционированию наших учреждений – санатория «Хилово», санатория «Голубые озера», санатория «Череха», – пока мы предлагали заработную плату в 10-12 тысяч рублей, исходя из дальних наших финансовых возможностей, у нас также был кадровый дефицит. Когда сегодня средняя заработная плата в совокупности по нашим учреждениям составляет 50 тысяч рублей реально начисленных денег, не считая льгот, полученных по коллективному трудовому договору, у нас 100-процентная заполняемость и кадровое обеспечение. То есть в этой части нужно просто платить людям деньги, надо давать реальные льготы, надо давать квартиры, удобно расположенные по отношению к их рабочему месту, надо обеспечивать возможность получения этих квартир в собственность по истечении какого-то срока, чтобы человек мог выстраивать свою хозяйственную и личную жизнь. Я убеждена, что эти меры нужно применять не только к молодым специалистам, но и к другим работникам, независимо от возраста. Надо сказать, что чаще всего в районы склонна ехать не молодежь, а люди предпенсионного возраста и с очень хорошим опытом работы. Когда у них есть семейная необходимость оставить жилье в Пскове или Великих Луках для своих детей, внуков, когда они готовы перейти от интенсивной работы к менее интенсивной. Когда политика выплат и льгот будет грамотная, ориентированная на все категории и возрасты, тогда все будет в порядке, на мой взгляд.

Алексей Семенов: Тем не менее, мы слышим заявления властей о том, что поиск молодых специалистов продолжается и в Петербурге, и в соседних областях. Им сулят квартиры, меры какие-то принимаются, но результата, кажется, нет…

Ульяна Михайлова: Мы тоже его не замечаем, но я имею в виду районные больницы. Мало того, мы видим в больницах и поликлиниках, что кадры «вымываются». Смею даже предположить, что, если принципиальных решений в части реального обеспечения зарплат и льгот не будет принято, то через три года мы будем иметь отрицательную картину в кадровом обеспечении.

Алексей Семенов: В других бюджетных сферах – образовании, культуре, соцзащите — кадровый дефицит, по вашим оценкам, наблюдается?

Ульяна Михайлова: Он так ярко не выражен. Но не секрет, что в образовании высокий средний возраст, но невысокий коэффициент совмещения. Средний коэффициент совмещения – 1,2-1,4. 1,5 педагогической ставки – это среднее по области. Это нестрашно. Такой коэффициент совмещения говорит о том, что в принципе есть на каждую ставку физическое лицо, которое может выполнять обязанности. К сожалению, для молодых специалистов данные рабочие места на сегодня не привлекательны.

Алексей Семенов: За идею, как говорится, сейчас мало кто работает…

Ульяна Михайлова: Безусловно. Люди хотят работать за денежные средства. Они готовы работать сверх нормы, но платите, пожалуйста, им за это. Система оплаты труда и в образовании, и в культуре, и в системе социального обслуживания не дает возможность молодым специалистам, показывая сверхталанты и выполняя сверхтребования, получать высокую заработную плату. Хотя наше поколение (я по своим ребятам сужу, у нас достаточно молодой аппарат) готово работать сверхурочно, в вечернее время, в выходные дни, лишь бы им платили. Так настроены люди, они готовы это делать. Есть требования – ограничения сверхурочных в год, есть требование об увеличенной заработной плате за работу в вечернее время. Платите, пожалуйста, людям, если они выполняют работу контроля на дому. Такое должно быть, на мой взгляд, в учреждениях здравоохранения. Но этого нет. Когда такая большая нагрузка и ответственность, связанная с уголовной, а заработная плата — три рубли и три копейки, кто пойдет работать? Я не пойду.

Алексей Семенов: Ульяна Александровна, как, на ваш взгляд, сказался на ситуации процесс оптимизации бюджетных учреждений?

Ульяна Михайлова: Отрицательно, безусловно. Была очень большая потеря работников бюджетной сферы, особенно в системе здравоохранения, когда люди не хотели переходить из одного муниципального образования в другое по семейным обстоятельствам, принимали решение и уезжали в Питер. Эти случаи не единичны. Есть ситуации, когда мы видим объединение учреждений образования, при котором люди остаются в своем селе, но не имеют возможности за свои средства приезжать на работу в районные учреждения образования. И они числятся на бирже занятости, получают свою минимальную заработную плату, занимаются огородничеством, а мы теряем специалиста, который мог бы еще длительное время продолжать трудовую деятельность. Я считаю, это ненормально, когда человеку предлагают удаленную работу — за 40-30 км от места жительства, причем, в условиях отсутствия транспортной доступности. Конечно, эта оптимизация очень больно ударила по Псковской области. Это точно. При объединении учреждений образования удаленность филиалов составила и 10, и 20, и 30 км. А задайте вопрос: хотя бы одному директору транспорт выделили? Водителя выделили? По состоянию на сегодня директора ездят на своих личных транспортных средствах либо на попутках, чтобы контролировать удаленный филиал, но не имеют компенсации затрат на бензин, на аренду их личного автомобиля. По сути, в этой ситуации они абсолютно брошены, все затраты лежат на их карманах, не особенно полных-то.

Алексей Семенов: Задам вопрос, который на форуме ПЛН написал читатель: «Увидим ли мы законопроекты, внесенные в Облсобрание Ульяной Михайловой, и когда? Если увидим, то раскройте, пожалуйста, планы своей нормотворческой деятельности». Дальше читатель высказывает мнение, ему представляется, что вам под силу разработать и внести хороший закон, например, о порядке рассмотрения обращений граждан в Псковской области, который существенно дополнил бы и расширил права граждан, изложенные в федеральном законе.

Ульяна Михайлова: Хороший вопрос, для нас он сейчас является, по сути, ключевым. Почему? Мне очень часто задают вопрос, почему я, как депутат областного Собрания, не лоббирую те или иные интересы именно в рамках депутатских полномочий. Ответственно заявляю, как председатель Псковского областного совета профессиональных союзов, что решать проблемы членов профсоюзов при личном участии не является моей целью и целью нашей организации. Наша задача – создавать общественную активность, коллективные обращения и создавать для наших групп – трудовых коллективов – условия для решения своих проблем самостоятельно. Эта позиция выбрана нами в 2015 году, когда конференция при рассмотрении отчета выявила пассивность актива Псковской области, пассивность коллегиальных органов всех наших профсоюзных организаций на территории области. По сути, это поручение – активизировать работу – мне и дано.

Что касается закона о гражданской инициативе, то наша работа в этом направлении уже трансформировалась во второй блок, посвященный гражданско-законодательной инициативе, которая нас тоже интересует. Мы, к сожалению, по поводу предложения о разработке закона о гражданской инициативе в Псковской области получили отказ от Андрея Анатольевича Турчака, мотивированный тем, что данный документ, во-первых, не может быть создан администрацией области ввиду отсутствия полномочий. Во- вторых, в администрации региона считают, что доступность органов исполнительной и законодательной власти на территории Псковской области 100-процентная, и каждый человек имеет право в эти органы обратиться в рамках уже имеющихся механизмов. Мы с этим мнением принципиально не согласны и в своем ответе поясняли, почему. Потому что сегодня работа с гражданскими инициативами идет в рамках закона о порядке рассмотрения заявлений, обращений граждан и соответственно коллективов. Буквально в месячный срок на эти обращения должен быть дан ответ. Но мы с вами знаем качество таких ответов. Куда бы мы ни обращались, ни одна актуальная проблема, которая есть на территории Псковской области, на рассмотрение органа власти должным образом вынесена не была, то есть она не была оценена по существу. Мы предположили, делая первый ход, что сразу говорить об областном законе о гражданско-законодательной инициативе для власти будет еще страшнее, чем просто о гражданской инициативе. Поэтому мы и предложили хотя бы один первый шаг в рамках совместной инициативы, поэтому мы и обратились к Андрею Анатольевичу, полагая, что Псковский областной совет профессиональных союзов, администрация области, объединение работодателей – хороший союз социальных партнеров, и если мы выработаем согласованную позицию в рамках нашей заявленной инициативы, то успех обеспечен. Предположили, что на данном этапе достаточно хотя бы внести изменения в регламент работы Псковского областного Собрания. Ведь сейчас по регламенту руководители фракций могут 10 минут перед началом сессии выступать, и это очень хорошая позиция, от руководителей фракций мы слышим актуальные проблемы. Почему бы аналогичное право в рамках тех же 10 минут не предоставить группе граждан? Понятно, есть риски, понятно, можно увидеть группу лиц, которые будут этим злоупотреблять, но в рамках работы над проектом возможно было бы такие риски предусмотреть и их отсечь. Но нам было отказано, и в ходе рассмотрения отказа мы пришли к выводу, что действительно нужно усилить позиции, надо выступить инициаторами закона о гражданско-законодательной инициативе. По состоянию на сегодня проект закона готовится. Это комплекс предложений, он потянет за собой и изменение устава Псковской области, а это очень сложно. Реально ли это сделать в рамках работы с областным Собранием? Мы предполагаем, что успех возможен, если будет поддержка большой группы лиц, представителей общественных организаций. Мы сейчас саму документацию подготовим, нам, безусловно, по силам это сделать. Принято решение в конце ноября провести расширенное заседание с общественными организациями, представителями первичных профсоюзных организаций из районов, представить эту инициативу, заручиться поддержкой не только профсоюзных структур, но и иных общественных организаций, зарегистрированных на территории Псковской области и имеющих статус региональных, и внести это предложение в законодательный орган от имени депутата областного Собрания. Но в пояснительной записке указать, что в этом заинтересован широкий круг лиц. Полагаем, что в ноябре мы обсуждение с общественностью проведем, а в декабре будем готовы вносить данную инициативу в областное Собрание депутатов.

Алексей Семенов: Продолжим позже, а у нас звонок. Алло, мы вас слушаем.

Радиослушатель: Здравствуйте, Алексей, Ульяна. Сергей Иванович.

Ульяна Михайлова: Здравствуйте.

Радиослушатель: Поскольку в регионе сложилась очень тяжелая финансовая обстановка, и денег, наверное, на следующий год с повышенным коэффициентом для бюджетников не приходится ожидать, предлагаю Ульяне уведомить администрацию области о проведении забастовки в Псковском районе. Почему именно Псковский район? Объясню. Потому что он рядом с городом, потому что есть возможность чем-то помочь, у вас есть забастовочный фонд, население может помочь. Но, думаю, это и не пригодится. Одно упоминание о забастовке администрацию сразу приведет в чувства. А по поводу того, что денег нет у администрации области, то это неправда, деньги можно изыскать. Я уже неоднократно говорил и буду говорить, могу любому эксперту доказать, что деньги есть. Можно, например, сократить чиновников на 30% – и региональных, и городских. Это нисколько не повредит работе. Когда мы сделаем кадастр свободных земель в регионе, чтобы они пошли землю обрабатывать. Дать им по гектару или по десять и пусть они там трудятся. С имущественного комплекса все льготы нужно тоже снять и заставить всех платить по нормальной цене. Вот такое мое предложение. Спасибо.

Ульяна Михайлова: Спасибо вам. С точки зрения действующего законодательного регулирования по организации забастовок, забастовка – это вид реакции трудового коллектива на действия конкретного работодателя. Поэтому если мы с вами вычисляем ряд хозяйствующих субъектов, например, в бюджетной сфере — 10, 20, 30 юридических лиц, где есть трудовые коллективы, то решение о забастовке путем 2/3 голосования принимает каждый трудовой коллектив. При этом он определяет требования и выдвигает их в адрес своего работодателя, а именно, директора своего бюджетного учреждения. Такое на сегодня законодательство, что организовать законную забастовку, выдвинув требования в адрес муниципалитета либо в адрес региона, невозможно. Реакция может быть только публичная, уличная, то есть митинги, пикеты, шествия, демонстрации и иные законом установленные способы уличного коллективного реагирования. В этой части, кстати, Псковский район всегда на передовой, всегда поддерживает все наши коллективные действия.

Что касается оплаты труда в бюджетной сфере, то вынуждена согласиться с нашим радиослушателем. Российская Федерация, это видно из выступлений различных министров, не будет контролировать рост заработной платы на территории страны, все это будет отдано на откуп конкретным субъектам и конкретной общественной активности. Даже тот факт, что реальное увеличение социальных выплат и пенсионного обеспечения будет только на 4% даже при официальной инфляции в 12,8%, говорит о том, что финансовое состояние на территории нашей страны по реальным показателям – обеспечение возможности покупать необходимый минимальный набор продуктов и услуг – будет ухудшаться. Наш профсоюзный актив принял решение продолжать акцию по сбору подписей в поддержку двух основных требований, которые мы постоянно направляем в адрес губернатора, – это требование об увеличение заработной платы и требование об изменении подхода к льготам на территории области. Проведя работу по сбору подписей в Пскове и Великих Луках, профсоюзный актив решил продолжить ее в районах. Сейчас составляется график, мы полагаем, что со следующей недели первые наши профсоюзные активисты в районах эти публичные уличные акции запустят. Каков будет результат – посмотрим. Но то, что администрация не примет решение об увеличении заработной платы легко – это точно.

Алексей Семенов: Вы заговорили о сборе подписей. Давайте уточним для наших радиослушателей, что профсоюзы собирают подписи против ухудшения положения ветеранов труда на территории Псковской области и ухудшения положения бюджетников. Если я не ошибаюсь, то на сегодня собрано около 7 тысяч подписей.

Ульяна Михайлова: Мы собираем подписи под двумя обращениями. За индексацию заработной платы сегодня выступили 7 тысяч 36 человек, процесс сбора подписей продолжается, за обращение о льготах ветеранам стоит 6 тысяч 715 подписей, процесс тоже продолжается. Полагаю, нам сейчас очень подсобят районы путем активного сбора подписей в поддержку этих двух требований. Остаться в стороне, промолчать, а это, по сути, гражданская инициатива, подтвержденная подписями большого количества лиц, проживающих и работающих на территории региона, – я думаю, это будет совсем неправильно.

Алексей Семенов: Какова дальнейшая судьба этих подписей? Я помню, что копии собирались направить в администрацию области, а оригинал – в Москву.

Ульяна Михайлова: Мы полагаем, что оригинал данных документов должен быть направлен в российскую трехстороннюю комиссию по регулированию социально-трудовых отношений, уведомлены центральные комитеты профсоюзов. Мы очень ждем поддержки в данном вопросе. ОНФ, например, несмотря на различные мнения об их деятельности, – на сегодня для нас самый сильный союзник. Ни одна другая общественная организация, ни одно другое движение, политическая партия более сильным союзником в поддержке наших социальных требований не выступила. Соответственно, документы будут направлены и в Общероссийский народный фронт. Мы полагаем, что это самый быстрый способ довести нашу позицию до президента.

Алексей Семенов: В продолжение разговора о законе о гражданской инициативе: вы говорили, что администрация области заявила, что не видит необходимости в таком законодательном акте, а, как вам кажется, в чем истинная причина такой позиции?

Ульяна Михайлова: Боятся. Боятся активности в этом направлении, боятся, что для лиц с активной гражданской позицией будет более широк доступ в органы исполнительной, законодательной власти. Вам известно о характере жалоб, обращений и заявлений, которые поступают в адрес администрации? Мы их видим только на сайте губернатора, потому что это носит более-менее публичный характер. При принятии закона будет резонанс, будет привлечение средств массовой информации, внимание со стороны федеральных властей.

Алексей Семенов: Еще касаемо акции 7 октября: насколько, по-вашему, она была эффективна, и какой отзыв ожидаете от власти?

Ульяна Михайлова: Эффективность публичных действий определяется разными критериями. Акция 7 октября не решала конкретную сиюминутную задачу. Это мероприятие идеологическое, общероссийское, и возлагает на себя обязанность заявить обо всех проблемах, имеющихся в том или ином субъекте, которые привлекают внимание населения и с которыми население не хочет мириться. Данное мероприятие сработало, мы смогли разработать резолюцию, принять ее, представить ее во все трудовые коллективы, представить ее федеральным властям, отправить ее на тот момент только сформировавшему составу областного Собрания депутатов, Государственной Думы. Полагаем, что на данном этапе заявления такого уведомительного характера и ознакомления с нашим мнением достаточно. Дальше все будет зависеть от активности, сможем ли мы перейти в активные протестные действия на территории области или останемся в переговорном процессе. Как я заявляла и на совете, и на президиуме Псковского облсовпрофа, к сожалению, сегодня переговорный процесс и вообще система социального партнерства себя полностью исчерпала, результативность равна нулю, а в большинстве случаев еще и хуже. Как только нас втягивают в переговорный процесс о тех или иных социальных инициативах со стороны работодателей, власти, органов местного самоуправления, то, несмотря на то, что мы высказываемся против, эти инициативы продавливаются. Уведомили нас, галочку поставили, а сделали все так, как хотели.

Алексей Семенов: Означает ли это, что вы готовы переходить к более активным протестным действиям?

Ульяна Михайлова: Псковский областной совет профессиональных союзов однозначно готов. У нас для этого есть все ресурсы – организационные, кадровые, финансовые. Сейчас все зависит от активности работников в бюджетной и внебюджетной сфере. Я хочу напомнить, что внебюджетная сфера и их заработная плата тоже в сфере нашего внимания. Мы уже несколько лет считаем и активно заявляем, что только появление на территории Псковской области соглашения о минимальном заработке, который будет не меньше прожиточного минимума трудоспособного человека, исправит две большие проблемы: это низкая заработная плата в определенных отраслях и проблема заработной платы «в конвертах».

Алексей Семенов: Читаю свежую новость – член Общественной палаты России предложил повысить МРОТ до 30 тысяч рублей…

Ульяна Михайлова: Это нереально. Это явно заявление популистского характера, хотя, конечно, было бы неплохо. Но это абсолютно нереально.

Алексей Семенов: Мы встречаемся с вами в предбюджетный период, когда федеральный бюджет на 2017 год уже внесен в Госдуму, областной готовится. Какие ожидания связываете с главным финансовым документом и страны, и региона?

Ульяна Михайлова: Мы сейчас ждем самой главной цифры — будет ли при формировании сумм фондов оплаты труда учтено требование по индексации заработной платы работников бюджетной сферы. Пока мы получаем промежуточные ответы. Считают, считают, считают… Поэтому достоверно пока нам это неизвестно. Но вопросы оплаты труда для нас всегда были ключевыми, мы готовы их защищать.

Алексей Семенов: Будем рады услышать ваше «Особое мнение» и в будущем, ждем вас в гости снова. Ульяна Александровна, спасибо большое, всего доброго.

Ульяна Михайлова: Спасибо вам, до свидания.

Источник: Псковская Лента Новостей


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

621 просмотров