Единство. Солидарность. Справедливость.

Члены Общественной палаты Псковской области обсудили проект закона «Об образовании в Псковской области»

25.02.2014

 Великое звание «российский бюджетник»

http://pln-pskov.ru/society/161852.html

 Когда псковский Молодежный парламент выступает с инициативой об учреждении звания «Герой труда Псковской области», хочется махнуть рукой: чем бы дитя не тешилось… Да пусть хоть создание глобуса Псковщины инициирует, раз других проблем не имеет.

Но когда члены Общественной палаты Псковской области, обсуждая проект закона «Об образовании в Псковской области», вдруг вступают в жаркую дискуссию по поводу почетных званий – тут уже есть о чём задуматься.

Именно так вчера и получилось, хотя изначально предложенный к обсуждению проект никаких горячих споров не предвещал. В конце концов, как заметил представлявший его общественникам первый заместитель начальника Главного управления образования Псковской области Геннадий Барышников, многие нормы федерального закона «Об образовании в РФ» являются нормами прямого действия. Областной закон их не повторяет, но следует им – и с этим бессмысленно спорить. А сам по себе регулирует вопросы полномочий органов государственной власти и органов местного самоуправления в контексте организации и особенностей финансового обеспечения образовательного процесса, а также решает вопросы социальной поддержки учащихся и педагогических работников.

Поэтому не зря председатель комиссии по молодежной политике, развитию физической культуры и спорта Константин Калиниченко заметил, что к представленному проекту «сложно придраться с точки зрения юридической техники – насколько плохо был подготовлен закон о капитальном ремонте, настолько хорошо прописан данный закон». И, как юрист, господин Калиниченко с чистой совестью рекомендовал образовательный закон поддержать.

Ежемесячно и пожизненно

Но не все  члены Общественной палаты Псковской области – бесстрастные юристы. Например, директор Пушкинского музея-заповедника Георгий Василевич прямо заявил, что у него есть сомнения относительно конкретных цифр (точнее, сумм) «дополнительных мер социальной поддержки» для педагогических работников. Как вам, например, сумма в 100 рублей? Такую доплату к пенсии за счет средств областного бюджета предлагают тем педагогам, кто имеет не менее 15 лет руководящего стажа в сфере образования… Мощно, не правда ли?

Зато, слава богу, не забыты люди заслуженные: за почетное звание «Народный учитель» –  ежемесячная выплата в размере 4330 рублей, а после ухода на пенсию – 7 тысяч ежемесячно и пожизненно. В этом месте даже вице-спикер Псковского областного Собрания Виктор Антонов как-то взволновался. Он человек с большим жизненным опытом и понимает, что в стране, где тысяча рублей через три года может «подешеветь» до ста рублей, надо быть осторожнее с конкретными суммами пожизненных поощрений. Ну, а доплата в сто рублей – это уже, конечно, за гранью…

Тут секретарь палаты Валерий Павлов вроде бы отвлеченно, но, на самом деле, довольно к месту напомнил о социальной корпоративной ответственности – на примере Союза театральных деятелей России. СТД недавно принял решение о надбавках к пенсии народным артистам в размере 10 тысяч рублей. «Вот  Радун (режиссер псковского театра, кстати, не только народный артист России, но и заслуженный деятель искусств – прим. авт.) уволится, и СТД будет доплачивать ему 10 тысяч рублей», – пояснил Валерий Федорович. Тут можно было бы и поразмышлять о вкладе в воспитание и образование детей народного артиста и народного учителя, но… Но разница эта, наверное, всё же не измеряется тремя тысячами рублей. Тем более, что ни общественники, ни вице-спикер областного Собрания не смогли конкретно (а тем более – юридически) сформулировать свои опасения. Убрать из текста закона слово «пожизненно»? Предусмотреть индексацию через какой-то период? Впрочем, слушания-то были общественные…

«Простите, что про навоз здесь»…

Председатель комитета областного Собрания по законодательству, экономической политике и местному самоуправлению Владимир Яников решил обратить внимание собравшихся и на другие «меры социальной поддержки»: за счет средств областного бюджета специалистам на селе выплачивается компенсация на оплату жилого помещения, на его отопление и освещение – в рамках, установленных актом администрации области.

Но выслушавший это напоминание Виктор Антонов сделал еще более неожиданное заявление: «Люди, которые носят великое звание «российский бюджетник» – они не нуждаются в мерах социальной поддержки, они нуждаются в очень хорошей заработной плате, из которой можно будет заплатить за свет, за навоз на огороде и все остальное. Может быть, это прописать в законе? Не то, чтобы ему заплатили за квартиру, а чтоб он сам имел возможность заплатить за квартиру. Еще и съездить куда-нибудь отдохнуть, например, на Курилы? Чтоб человек чувствовал себя полноценно, а не так, чтоб живет на поблажки и отдыхает задарма».

Геннадий Барышников понял, что быстро обсуждение не кончится: «Нет такого человека, который бы не стремился к тому, чтобы педагогические работники получали нормальную заработную плату. Здесь не может быть спорных моментов! В законодательной, в исполнительной власти все должны думать, как увеличить заработную плату бюджетникам и педагогическим работникам. С другой стороны, вы видите, что эта работа идет – во исполнение майских указов президента. Она идет трудно, сложно, но мы пойдем по этому пути дальше». Казалось бы, ну что тут еще добавишь? Работа идет!

А Виктор Антонов гнул своё: «Вот хорошая цифра на сегодня 60—70 тысяч рублей… Ведь это интеллигенция, она должна пользоваться не только вот этой поддержки! Я, когда начал работать главврачом в Локнянской больнице, нам такие поблажки профсоюз выделял: нам был положен не только участок земли, но было прописано – сколько конского навоза положено на этот участок. Простите, что про навоз здесь, вслух… Но сейчас примерно то же самое. Давайте, чтоб в законе была прописана средняя заработная плата. Мы сегодня слышим, что лейтенант – выпускник военного училища, командир взвода имеет заработную плату 50-70 тысяч. Давайте тогда прописывать – врач, педагогический работник получает вот так»…

А почему бы и нет? В конце концов, кто у нас законотворец: Виктор Антонов или Генадий Барышников? Сошлись на том, что «еще подискутируем».

«Открыто ориентируясь на Запад!»

И дискуссия тут же продолжилась — как раз в контексте разнообразного почета и заслуженности, и полагающихся за них надбавок. В разговор вступил прогрессивно настроенный главный врач областной больницы Анатолий Волков: «Мы сегодня обсуждаем реформу образования, основываясь на принципах Советского Союза. Поверьте, многие наши проблемы связаны с тем, что мы протягиваем к законам современной России совковые руки! Что такое звание – «заслуженный учитель», «заслуженный врач»? Вы слышали когда-нибудь: «заслуженный врач США или Великобритании»? Как можно делить специалистов на категории и доплачивать им за категории, а не за конкретный вклад и качество работы? Должны быть не доплаты, а достойная зарплата каждому: и учителю, и врачу!»

Георгий Василевич примиряюще заметил: «Мы же не проснемся завтра американцами, японцами! У каждого есть своя специфика, общественная психология. Что отжило, то конечно, должно уходить. Но только тогда, когда мы настолько изменились сами, что свободно с этим расстаемся. В противном случае, мы поломать-то поломаем, и мы наблюдаем уже не первое десятилетие, как легко всё ломается, но как сложно это всё выстраивать. И если у нас работают какие-то стимулы, то их надо не отменять, а дополнять».

Но писатель Александр Бологов мириться с заявлениями Анатолия Волкова не хотел категорически. И строго так, едва ли не по-партийному потребовал с него отчета за ориентацию на западные ценности: «А вы знали, что в Советском Союзе было самое высокое образование в мире? Мне кажется странным, что вы, открыто ориентируясь на запад, почему-то  отвергли всё то положительное, что выводило наше образование на самый высокий уровень в мире. Пожалуйста, объясните мне, почему у нас было наивысшее образование, с нашим образованием можно было поступить в любой вуз европейский!».

Тут псковского писателя несколько занесло: ни в какой европейский вуз после советской школы никто, конечно, поступить не мог — по объективным и субъективным причинам. Хотя среднее советское образование, многое взявшее от классической гимназии дореволюционной России (после массы реформенных экспериментов), действительно было одним из лучших в мире, но вряд ли потому, что учителя гнались за категориями и званиями. Да и Анатолий Волков, который также выучился при Советском Союзе, причем в сельской школе, критиковал как раз худшее из советского наследия: «Если говорить о советской системе образования, то давайте вспомним о борьбе за показатели!» Но Александр Бологов об этой борьбе вспоминать не хотел. Он хотел вспоминать об учителях из Стремутки, с которыми долго работал, о том, как раньше дети в школу ходили, имея одни сапоги на двоих… И получали «самое высокое образование в мире».

В общей сложности, в дискуссии приняли участие 11 членов Общественной палаты. Валерий Павлов с некоторым усилием поставил в ней точку (хотя желающие высказаться еще были). Проект закона «Об образовании в Псковской области» решено рекомендовать для рассмотрения Псковским областным Собранием, но «с учетом обсуждения». Общественники также готовы помогать его дорабатывать…

А вопрос о том, почему же в России столь значимыми остаются разнообразные звания, еще не скоро найдет ответ. Хотя, порой, кажется, что лежит он на поверхности. Российская стабильность — категория своеобразная: у нас за последние десять лет дважды реформировалась пенсионная система. Неизменным остается одно: каким бы прекрасным работником ты не был, уровень жизни при выходе на пенсию у тебя может ощутимо снизиться. Но при любых реформах надбавки за «стаж, категорию, звание» остаются. Государство, как главный гарант и исполнитель социальных обязательств, заинтересовано в как можно более длинной и сложной формуле вычисления той суммы, которая полагается наработавшемуся гражданину. Как же тут без звания…

К тому же это хоть какая-то психологическая поддержка. Что, кстати, и на Западе весьма ценят: заслуженных работников Голливуда там, может быть, и нет, но портрет «лучшего работника месяца» висит в каждой пиццерии. Почему официант в пиццерии может жить лучше, чем российский педагог — это уже другой вопрос. Если верить Геннадию Барышникову, над ним сейчас все трудно и тяжело работают. Во имя исполнения президентских указов.

Елена Ширяева

Источник: Псковская Лента Новостей


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

118 просмотров